Архив журналов






Раздался выстрел над мохнатым телом,
Он все-таки успел его прикрыть.
Того, кто для него там много сделал,
Кого он мог бояться и любить...
(из стихотворения «Алтай», автор неизвестен)

Р

азница между тем, чего человек хочет сам добиться и тем, что его заставляет этого добиться, разительна. Многие просто служили, полагая, – будь как будет, а кое-кому приходилось бороться с самим собой, например, качая на буме пресс или делая на перекладине подъем с переворотом. Наши командиры знали толк в том, как из простых хлопцев сделать «волкодавов», способных в одиночку с собакой задержать нарушителя хоть днем, хоть ночью, в жару и в холод. Для которых непогода, многочисленные препятствия или яростное сопротивление нарушителя не могут служить причиной для невыполнения приказа на охрану государственной границы.

Школа служебных собак являлась резервом округа, и если на заставе по каким-то причинам не срабатывали служебные собаки и происходил прорыв границы нарушителя в сторону тыла, школу поднимали в ружье и часть личного состава с собаками доставляли к месту происшествия для участия в поисковых группах. Тысячи военных поднимались по тревоге, оцепляли близлежащие районы, а мы со служебными собаками в буквальном смысле утюжили местность, «вынюхивая» нарушителя. В таких условиях без служебной собаки не обойтись. 

ZOO•БИЗНЕС №8/2014

(Продолжение. Начало в №5,6. 2014)

Представьте небольшой захламленный участок леса, камышовую заводь реки или озера – тут даже неподготовленный человек может спрятаться и переждать долгое время. Обнаружить его без ищейки можно только случайно, а вот со служебно-розыскной собакой это не проблема.

Если офицер спрашивал меня: «Что, сержант, посторонние люди в секторе есть?» – «Нет, товарищ капитан, все чисто, людей нет!» И я отвечал за свои слова, потому что знал, что от моего Кордона здесь ничто не спрячется! Но для того чтобы быть таким уверенным, нужно досконально знать поведение своей собаки, ее реакцию на пересечение запаха животного и запаха человека. Если Кордон унюхал присутствие постороннего, то я был уверен, что он его разыщет, и поведение его в этот момент было подобно волку, учуявшего добычу: он шел по следу размашисто, на махах, и мне доводилось порой прилагать немалые усилия, чтобы поспевать за ним. Интересная ситуация складывалась в зоне поиска. Нам были предварительно розданы ориентировки на разыскиваемого: приметы, тип одежды, размер обуви... А попробуй установить личность, ведь при желании приметы можно изменить! К тому же мы не знали: нарушитель это или просто грибник, а может, турист или просто человек, гуляющий в лесу. Нельзя было допустить, чтобы собака напала на него, тем более укусила, ну или хотя бы напугала.

Кордон был крупной овчаркой с внушительным видом: широкой грудью, черноватой мордой и подозрительным взглядом, в любую секунду готовый прийти на помощь своему проводнику. Иногда за день приходилось прорабатывать десятки людей. Обычно я его садил без поводка в пяти метрах от опрашиваемого, вежливо с ним беседовал, насколько вежливо могут беседовать армейские розыскники после 20-30 км поиска, спрятав за спину автомат, одновременно радуясь минутной передышке. По интонации моего голоса Кордон чувствовал, как у меня дела. Стоило мне хоть немного повысить тембр, и я замечал, как у него навострились уши и как он готовился стать между мной и подозреваемым. Я тоже отчетливо понимал, что в автомате у меня патрон в патроннике, и если предо мною враг, который попробует оказать сопротивление, Кордон даст мне недостающих три секунды, чтобы я снял предохранитель и привел оружие к бою...

Рано утром поступил сигнал от местных жителей, что на опушке лесного массива видели незнакомого человека. Я с Кордоном находился в составе поисковой группы, недалеко от этого места. Офицер-пограничник подъехал к нам на УАЗе, и через некоторое время мы были на месте. «Нужно проверить, сержант, – обратился ко мне командир. Лицо его было уставшим, хотя полевая форма была в безукоризненном состоянии. – Он где-то здесь прошел», – и указал мне рукой на опушку леса. Это значило, что начальной точки не было, был лишь предположительный район прохождения подозреваемого в данном месте.

Кордон сразу смекнул – будет дело, и наблюдал за каждым моим движением. Сейчас очень важно было не волноваться самому, иначе это волнение почувствует собака и вероятность ошибки взрастет мгновенно. Я пустил Кордона на обыск местности, и пока офицер был на виду, держал пса на поводке. Но как только почувствовал, что овчарка повела, я понял: ищейка взяла след. Было важно не одернуть Кордона поводком, и я открыл карабин на ошейнике. Кордон почувствовал свободу, пошел на махах. По темпу бега собаки стало понятно: давность следа от силы не больше часа, и если человек не бежал, его можно перехватить. Бежал я в полной боевой экипировке: автомат, два магазина в подсумке, устройство по сохранению отпечатков и устройство по отбору запаха. Офицер, насколько было возможно, ехал за мной на «Урале». Но вот дальше ехать нельзя, и мы с Кордоном побежали одни.

Все бы хорошо, но тут след повернул в село, а там ведь люди! Тем временем пес продолжал уверенно бежать по следу впереди меня метров за сто. И как я ни старался прервать ему путь и взять на следовой поводок, все равно не успел – он первым пошел по улице. К счастью, улица была вроде бы пуста, но тут из-за углового дома, прямо навстречу собаке, вышла ОНА... В коричневой школьной форме со снежно-белым фартуком и большими, цвета синего неба, бантами, красиво смотревшимися в ее каштановых волосах. У меня перехватило дух и заныло сердце, Господи, я ожидал чего угодно, но она появилась, как чудо – девушка из забытого Богом села, где даже не было асфальтированной дороги! А еще я понимал, что армейская служебно-розыскная собака без поводка может броситься на постороннего человека! Я вполголоса крикнул не собаке, а девушке, мол, не бойся, он тебя не тронет! Кордон, занятый своими служебными обязательствами, впритирку пробежал возле школьницы, только мельком кинул взгляд на девушку и в быстром темпе стал удаляться вперед. А я, как никто другой, почувствовал на себе, какого цвета моя солдатская фуражка и погоны с символикой ПВ. Я мог задержаться возле нее лишь на мгновенье и спросил на ходу: «Как вас зовут, девушка?» «Тетяна», – ответила она на чистейшем, как вода с родника, украинском языке. Уже отбежав от нее метров на двадцать, я крикнул ей: «А меня – Саша!»

Кордон уже был далеко, и нужно было за ним поспевать, я еще несколько раз оборачивался и видел ее – чье-то счастье. Она не уходила, а стояла на месте, смотрела мне в след и махала вдогонку рукой...

Человек, за которым мы с Кордоном так долго бежали, оказался «нашим» клиентом: увидев меня с собакой, хотел оказать сопротивление, но Кордон его уложил вместе с финкой лицом в землю, и пока я к ним не подбежал, он лежал не шевелясь. Вся слава и почет досталась молодому офицеру, который сумел вычислить нарушителя и довести поисковую операцию до конца. Нам с Кордоном хватило и благодарности. Потом, уже ночью, я отчетливо понял: в этом мире все взаимосвязано. И то, что мы с Кордоном сегодня бежали по следу, и то, что благодаря тысячам таких, как мы – на постах, в дальних походах, на боевых дежурствах – эта девочка спокойно шла в школу, не боясь, что кто-то помешает ей жить мирной привычной жизнью...

 

(Продолжение следует)
Александр ЖАБИНЕЦ

Прочитано 108 раз
Другие материалы в этой категории: « Домой, пора домой!
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER