Архив журналов







Он сдышал сзади частое дыхание
Инструктора, служившего с ним год,
И шум дождя, и звуки приказаний,
Вперёд, Алтай, ищи, Алтай, вперёд!
(из стихотворения «Алтай», автор неизвестен)

Н

ачиналось лето 1979 года, международная обстановка не позволяла нам расслаб-ляться. Судите сами: СССР уже полгода как ввел войска в Афганистан, пограничные части Союза были частично задействованы в защите территории запредельного государства. На носу – летняя Олимпиада-80, а это дополнительный контроль, пропускные пункты, багажи в аэропортах и тысячи туристов которых нужно пропустить быстро и качественно, не пропустив при этом оружие, наркотики, взрывчатку. Времени на все про все было мало, и «наверху» вспомнили о служебно-розыскных собаках. Из опыта пограничной службы было очевидно: на участках где несли службу инструктора с полковыми служебно-розыскными собаками, контрабанде был поставлен серьезный заслон. Напрашивался вывод: подготовить как можно больше полковых служебных собак с их проводниками и укомплектовать периметр границы СССР.

Наши отцы-командиры были доками в вопросах политической обстановки. Любое подразделение резерва, каким являлась наша школа службы собак, в любое время могло быть задействовано округом в очередных мероприятиях по охране границы.

ZOO•БИЗНЕС №6/2014

(Продолжение. Начало в №5. 2014)

С нас, курсантов учебных застав и наших подопечных – четвероногих сослуживцев, выжимали все силы и таланты: занятия не прекращались ни днем ни ночью. Иногда диву даешься: как мы, 18-летние любители сдобных булочек и маминых пирожков, все это выдерживали, не чихали, не болели, а постепенно превращались в настоящих мужчин. К слову сказать, личный состав подразделений, как командный, так и курсантский, был подобран грамотно, полностью ориентирован на боевую и специальную подготовку, взаимоотношения между военнослужащими – строго уставные, негативность, неправдивость и обман считались воинским преступлением. «Волка и инструктора службы собак кормят ноги, привыкайте бегать, сынки», – напутствовал нас командир. 

Очень скоро наши х/б побелели от пота, мы уже перестали обращать внимание на потертости на ногах, и казалось, этому бегу не будет конца. Каждый подъем в ружье – это 3 или 6 километров бега, полигон – 12 км, спецзанятия с собакой – все бегом. В этой ситуации в выигрыше были только наши собаки, с которыми мы проводили львиную долю служебного времени. Это положительно сказывалось на дрессировке наших подопечных, наладился личный контакт, мы стали лучше понимать своих собак, предугадывать их действие и поведение.

Наши учебные подразделения в основной массе были укомплектованы восточноевропейскими овчарками – эта никем не признанная порода, как ни какая другая, подходила к службе в войсках. Здоровые рослые собаки были очень выносливы, имели густой подшерсток, не мерзли на больших морозах и не умирали от жары. Противника они не боялись, многие из них шли на задержание на стоячего человека, посторонние раздражители типа взрыва гранат, автоматной стрельбы и пр. их не страшили, а нож или палка приводили в исступление – собаки не успокаивались, пока не укладывали «обидчика» лицом в землю. Вот с каким материалом нам приходилось иметь дело. Честно говоря, я был влюблен в своего Кордона – так, как солдат любит свой безотказный АКМ или парадную форму со знаками отличия. Пес был прекрасен своим видом, казался лучшей собакой на свете, которую я знал: рослый, широкогрудый, с умными карими глазами, с безупречным набором белых, как снег, зубов, уши держал треугольником на голове.

Кордон признал во мне своего вожака и днем и ночью готов был оберегать меня от любых «поползновений» окружающей среды. Даже наш опытный сержант Комаров опасался Кордона и давал нам наставление на почтительном расстоянии. Мелочь, а приятно. Все эти занятия, тренировки, выезды для моего воспитанника являлись просто собачьими прогулками, утолить его жажду деятельности было нереально – смышленый, хитрый, ловкий, умный, он ловил все мои движения, понимал с намека. С каждым днем учебы мы все более становились единым механизмом: я со своим человеческим мозгом, а он со своим нюхом, зрением, бесстрашием и скоростью. Особенно это касалось следовой роботы – основной дисциплины, которую в совершенстве должен освоить будущий инструктор службы собак линейного подразделения. У нас с Кордоном все было «бельды», как любили говорить наши интернациональные товарищи. Вот только с поводком – проблемы. Командиры требовали, чтобы курсант бежал по следу, не выпуская из рук длинный поводок. Кордон даже давний след проходил в высоком темпе, и чтобы поспеть за ним с поводком, надо было по крайней мере являться чемпионом мира по бегу. Я таким не был, хотя все кроссовые зачеты сдавал на «отлично», но с поводком за ним все равно не поспевал. Это значит, что собаку на следу я одергивал, тем самым допускал грубую ошибку в тренировке – пес мог меня неправильно понять и бросить след. Если так проделать несколько раз, собака привыкнет бросать след и будет приобретен нежелательный рефлекс, а если меня без поводка на следу увидит Комаров, то будут приобретены синяки на спине от хватки собак через дрескостюм. Так что дамоклов меч всегда висел над головой. След, какой бы он ни был длины, редко бывает прямолинейным – всегда существуют углы, завороты... Разбираться во всех этих тонкостях я доверял Кордону. Редко мой пес с этим не справлялся. Но если я видел, что у него возникли трудности, я ему оказывал поддержку – направляя на большой круг поиска, чтобы выйти из зоны запутывания. Как правило, это помогало.

Чего опасается курсант учебного подразделения служебных собак? Двух моментов – дрескостюма и выборки человека в х/б. В дресе мы вроде должны идти по очереди, но на деле туда попадали проштрафившиеся. Самое сложное – это обще заставное задержание. У человека, который еще не оделся в новенький дрес, непреднамеренно выступали слезы, отказаться не представляется никакой возможности. Выглядело это следующим образом: выстраивалась длинная шеренга курсантов со своими собаками один ряд. Помощник на виду у всех пробегал вдоль строя в дрескостюме, веткой на расстоянии дразня собак. Те, видя перед собой помощника, которого нельзя ухватить, начинали рваться и лаять до изнеможения. Помощник скрывался из виду, и тут же появлялся опять и начинал убегать от шеренги. По приказу распорядителя, когда помощник был в метрах 30-40, пускалась без поводка одна собака. Инструктор бежал за ней, в это время со стороны производились выстрелы из рожкового вида оружия, взрывался взрывпакет сирены, чтобы отвлечь собаку от помощника, но обычно пес прыжком укладывал человека на землю. Как только он его уложил, из укрытия появлялся второй помощник. Ищейка должна была бросить лежачего и переключиться на убегающего. Пес укладывал и другого. Затем инструктор брал собаку на короткий поводок и «конвоировал» задержанных к установленному месту.

Я весил около 60 кг, мои сослуживцы – не более, Кордон весил около 50-ти. Когда он в прыжке с разбега брал помощника по месту, его тело отрывалось от земли и какое-то время парило в воздухе. Для людей это была тренировка, собаки же, раздраженные в стае, делали все на полном серьезе – только ткань на дресе трещала. Задача помощника в дресе упасть на живот и не дать собаке укусить себя за лицо или пах. Моей же задачей после пуска собаки на задержание было как можно скорее добежать до места схватки, поймать Кордона за ошейник и от тащить от своего товарища. Я на собственной шкуре знал, что никакой новый дрес не убережет парня от прокуса, и от того как быстро я управлюсь, зависит время боли. Кордон не так прост, чтобы ухватить его за ошейник – эта хитрая бестия всегда стремился увернуться от моей руки, но и я не лыком шит. Но и это еще не все: когда ты находишься в дресе и пес уже побежал за тобой, ты еще до прыжка ожидаешь хватку за шею, плечо или за руку. Но курсанты, владельцы собственных собак, которых они привезли на службу из дома, их хорошенько подпортили: ни одна из них не прыгала, зато хватала за ноги, а это безусловный прокус. Задержание было частью нашей службы, мы все должны были через это пройти. Солнце коснулось горизонта, служба продолжалась...

 

(Продолжение следует)
Александр ЖАБИНЕЦ

Прочитано 418 раз
Другие материалы в этой категории: « Домой, пора домой!
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER