Архив журналов






Упал на землю с предсмертным вздохом, Он слышал, как ударил автомат. Как пули градом падали на землю, И голоса подъехавших солдат. Он чувствовал, как тело поднимают, Как больно жмут стерильные бинты. Но раны почему-то остывают, И темнота спускалась с высоты...

Чувство долга, верность присяге, слезы матери, девичьи письма...

Ч

Что такое граница? Кто-то в одной фразе лаконично дал определение: это линия тревоги – за своих близких, за своих соотечественников. Чувство гордости за свою Родину, свой город, поселок, село. Чувство долга, верность присяге, слезы матери, девичьи письма...

ZOO•БИЗНЕС №1-2/2015

Начало в № 5, 6, 8-9/2014

    ВИДЕОСЮЖЕТ

Все это слилось в одно слово – граница. И еще граница – это большой солдатский труд, днем и ночью, в мороз и адскую жару, на море, на суше и в воздухе пограничные дозоры, секреты, тревожные группы, заслоны несут свою службу, порой выдерживая нечеловеческую нагрузку.

В годы моей службы на границе наряды пешком преодолевали по 30-40 км, сидели скрытно сутками в секретах на вероятных направлениях движения нарушителей границы, тревожные группы, в состав которых обязательно входили инструкторы службы собак со своими собачьими ищейками, в случаи прорыва преследовали злоумышленников до их полной поимки. Все автопропуски, аэропорты, железнодорожные узлы проверялись пограничными нарядами, в состав которых входили специально подготовленные собаки, реагирующие на наркотики, оружие, способные обнаружить, скажем, нарушителя в вагоне с углем. Советская империя – правопреемница царской России, ревностно охраняла свои рубежи от посягательств извне. Из 18-летних срочных призывников путем усиленной политподготовки, боевой учебы, физических нагрузок, железной дисциплины за каких-то полгода ковали несгибаемых защитников наших рубежей. Пограничные войска были элитой вооруженных сил СССР. Тогда мы еще все были вместе. Русские и украинцы, белорусы и молдаване, татары и литовцы, башкиры и гегедзы. Мы еще не знали что через какой-то десяток лет Советский Союз окажется экономически несостоятельным и рассыплется, как карточный домик, без единого выстрела. Пятнадцать республик получат свою государственность – кто настоящую, кто липовую...

А тогда, в 80-х, я с Кордоном попал служить на одну из застав Западного погранокруга, в Закарпатье, на реку Тиса – красивейшие благодатные места. Где люди вместо воды пьют молодое виноградное вино, произрастает много разных фруктов, где живут представители многих национальностей. Обстановка на границе была неспокойной: близость населенных пунктов, большое количество ромов живут по своим цыганским законам. Все это откладывало отпечаток на несении службы, которая заключалась в словах: бдительность, бдительность и еще раз бдительность. Инженерные заграждение западных рубежей СССР технически были оборудованы на самом высшем на то время уровне. Это и широкая профилированная контрольно-следовая полоса, и электронные системы заграждения, и всяческие ловушки, но ни один комендант участка, ни один начальник заставы – люди ответственные за данное направление, не были уверены в надежности этих заграждений. Только после проверки с хорошо подготовленной служебно-розыскной собакой, ведомой думающим инструктором, можно было с уверенностью сказать, что признаков нарушения границы не обнаружено.

Представьте себе: контрольно-следовая полоса порой замерзает до такой степени, что по ней хоть на верблюде днем галопом скачи, следов не видно, а что уж говорить за ночь. Или, бывает, дождь зальет так, хоть на лодке плавай – вода отпечатков не оставляет. А уж в горной местности, когда обвалы засыпают контрольно-следовую полосу щебнем и камнем, без служебно-розыскной собаки просто не обойтись. Особенно сложно приходится пограничным нарядам, когда следы обнаружены, да еще когда нарушитель применил ухищрение – ходули или копыта животных, потом перекатился через контрольно-следовую полосу – и все, ищи-свищи. Вот тут-то и приходит на помощь служебно-розыскная собака: она покажет место пересечения на любом грунте. Как бы ни ухищрялся в следах злоумышленник, она покажет направление движения нарушителя, и если тревожная группа будет порасторопней и слажена в действиях, то служебная собака поможет настичь нарушителя и уложить его в нейтральное положение, безопасное для окружающих. Но это в идеале. На самом же деле все немножко не так и очень далеко от идеала...

Должность инструктора службы собак на заставе – одна из тяжелейших служб. На границе требуется особая выносливость, профессиональные знания, постоянная поддержка поисковых навыков служебных собак, ориентирование на местности и отличные знаний по такой дисциплине как следопытство, и еще целое множество специфических нюансов, без которых выполнение приказа по охране государственной границе становится затруднительным. Для личного состава заставы нет привычного подъема и отбоя – служба здесь кипит круглосуточно. Одни бойцы идут в наряд, другие отдыхаю, третьи бодрствуют... Для нас с Кордоном этот режим был условным: в любой момент могла прозвучать команда из дежурки: «Тревожная группа в ружье» – и все, пошли на счет драгоценные минуты. Сработала одна из секций системы охраны границы – нужно как можно быстрей добраться до тревожного участка и досконально все проверить, убедиться, что здесь нарушитель не прошел. Но вся сложность заключается в том, что ты никогда не знаешь, ложная сработка или боевая. И когда за ночь выедешь на участок раз семь-восемь, пороешь носом своим и собачьим контрольно-следовую полосу, то уже кажется, что боевых сработок не бывает вообще. Кстати, на некоторых заставах их годами не бывает, тогда притупляется бдительность, и тут вдруг настоящая тревога...

Мы с Кордоном все время были в процессе тренировок. Неважно, на заставе ты, в дозоре или на выезде в составе тревожной группы. За дозор желательно проработать одно-два пересечения, чтобы быть уверенным в реакции собаки, проследить ее поведение, чтобы не путать потом пересечение зайца, кабана с человеком. На выезде на срабортку нужно обязательно раз в сутки проработать хоть короткий, но след, с обязательной трепкой помощника. Главное – делать это в разную пору суток на разной местности: обыск местности, выборку предметов и т.д.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/service-training/bg-dog-handlers/granitsa.html#sigProIddbe9142cb8

Тренировались мы на заставе в свободное время. С выборкой человека у меня всегда были проблемы. Кордон – на вид пес строгий, и ребята, честно говоря, побаивались его прищуренного подозрительного взгляда и напряженных ожидающих команд на бросок мышц. Особенно трудно было найти помощника на дресс-костюм – хотя защита была абсолютно новой, желающих отведать на себе хватку Кордона не находилось. Можно было бы приказать солдату, на но заставе особенные отношение между военнослужащими: здесь нет панибрацтва, но нет и дедовщины – сказывается каждодневное несение службы с боевым оружием и боеприпасами. Ты понимаешь, что кроме твоего напарника по наряду тебе никто не поможет, все мы живем одной семей, и другое отношение здесь не приемлемо.

Мне повезло: пару ребят из новопризванных имели дома своих овчарок, так что я заинтересовал их своими знаниями, делился методами обучения собак, и они любезно согласились побывать в дрессе. Я хочу подчеркнуть, что для собаки не существует такого понятия как тренировка – она все делает на основе заученного или врожденного рефлекса, производит действие всерьез, и если, например, ты тренируешь задержание на помощнике в армейском дресс-костюме, то на человека в гражданской одежде пес может и не пойти, как и на человека, который не убегает от собаки и остановился на месте. На тренировках опытные инструктора это учитывают. Правда, с этих ребят устойчивых помощников не получилось. Человек в дресс-костюме, попадавший под прыжок Кордона при задержании, обычно од удара грудью собаки в область шейного позвонка уже делал в воздухе сальто-мортале, а, приземлившись на землю, обыкновенно оказывался прижат железными челюстями к грунту – как говорят, сопротивление бесполезно. Повторять такой трюк никто больше не соглашался.

А наутро начальник заставы под козырек ставил нам с Кордоном очередной приказ по охране государственной границы СССР: вид наряда – дозор, и путем осмотра прилегающей. А в это же самое время, когда мы с Кордоном дублировали приказ, солнце сходило над быстрыми водами горной Тисы и служба продолжалась…

Продолжение следует Александр ЖАБИНЕЦ.

Фото предоставлены автором

Прочитано 812 раз
Другие материалы в этой категории: Домой, пора домой! »
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER