Архив журналов






Закончил службу тот инструктор Сашка. Он покидал суровый этот край. Склонив колени, положил ромашки К простой табличке с надписью «Алтай».

ZOO•БИЗНЕС №6/2015

Д

ембель неизбежен как крах капитализма. Солдаты пограничной срочной службы любили отвечать невпопад на каверзные вопросы своих командиров, перекраивая на свой лад знания, полученные на политзанятиях от политруков, которые старались изо всех сил втиснуть их в наши мозги. Домой хотелось с неимоверной силой.

Это желание не давало спать, будоражило воображение. Но время как назло остановилось или, вернее сказать, замедлилось в десятки раз. Такого ощущения я больше никогда не испытывал, хоть и прошел больше полстолетия своего пути, и жизнь меня помотала будь здоров.

Все эти сто дней до приказа на полном серьезе равнялись двум годам службы. День был, как неделя, неделя – как месяц, а дозорная тропа превратилась в долгую, извилистую, нескончаемую дорогу домой. Еще один нюанс имел место на линейных заставах: солдаты-пограничники уходят в запас только тогда, когда на заставу прибудет замена. Уже все мои годки ушли в запас, в первую или вторую волну, а моего сменщика все нет и нет. Все уговоры командиров о контрактной службе, обещания манны небесной, которая неизбежно посыплется на голову прапорщика-контрактника, нивелировалась одним воспоминанием о сладком вкусе маминых вареников с вишней, политых сметаной и блеском карих глаз девчонки, которая вроде бы ждала меня. И только одно обстоятельство каждый раз заставляло содрогаться всем телом, как от звука грома – как я оставляю здесь своего Кордона, как он будет без меня, и как я буду без него. Каждый раз, когда я хоть на миг задумывался над этим, непреодолимый спазм подкатывался под горло и долго не проходил. Забрать Кордона домой я не мог – он принадлежал армии, а оставаться на контракте ради собаки не было ни моральных, ни физических сил. Мне даже стало казаться, что он где-то чувствовал, своим собачим нутром, это расставание. Когда мы останавливались на привал после долгой дозорной тропы, он старался ткнуться своей мордой прямо мне в лицо, норовил лизнуть своим алым языком, подолгу не отходил от меня, терся о солдатский сапог. Раньше за ним я такой сентиментальности не замечал...

Сигнал в ружье прозвучал как всегда неожиданно, где-то в первом часу ночи. В кубрик для отдыха забежал дежурный по заставе, ефрейтор-первогодок. Подбежал ко мне и испуганным голосом доверительно сообщил, что на заставу заехали «жигули» с простреленными стеклами. Люди, находящиеся в машине, сообщили, что буквально пять минут назад они были обстреляны на автомобильном мосту через Тису, возле поселка Вилок. За годы службы на заставе все действия были отточены до автоматизма: одевается нужно за 45 секунд, на ходу застегивать бушлат, бежать оружейную комнату... Вот и мой заглаженный до блеска АКМС. Быстро подхватываешь подсумок с двумя магазинами, снимаешь с аккумулятора фосс-фонарик – и бегом к вольеру. Кордон уже скачет на стенку вольера , подставляет свою шею с ошейником под карабин, и мы бежим к уазику. Слева от меня радист с Горловки, справа – стрелок с Полтавы. Через секунды две вскакивает наш молодой, симпатичный лейтенант, замначальника заставы, и мы трогаемся. На все про все пошло минут пять. На десятой минуте мы уже на мосту, который соединяет два берега Тисы, оба которых с нашей стороны.

Мост в ночное время всегда освещался, а в этот раз темно как в улье. Через мгновение звучит выстрел, пуля с визгом рикошетит по железным перекатам моста. Мы поняли, что огонь ведется по нам. Машина остановилась. Мы сразу покинули салон и заняли позиции по обе стороны моста. Кругом гробовая тишина. Кордон лежал возле меня, приник, чувствовалось, что ждет моей команды. Что делать… Литер дает команду АПМ-90, это такая машина с большим зенитным фонарем, чтобы они осветили мост. Ждем. Пока все тихо. И тут резко свет, снова раздался выстрел, мы ответили огнем. Человек с карабином в другом конце моста. Я посылаю на него Кордона. Тот пошел на задержание, а мы все перебежками, быстро, побежали к стрелявшему. Оттаскивая Кордона, мы отобрали у него карабин. Человек был ранен в грудь. Когда оказывали ему помощь, увидели, что он одет в гражданское. А вохры, охранявшие мост, были одеты в спецформу железнодорожников. Больше никого не было видно.

Лейтенант дает приказ осмотреть мост, иду с Кордоном на обыск местности. Собака пошел без поводка, я же тем временем, освещая местность фонарем, свечу с оттянутой рукой, с тем расчетом, что если будут стрелять, чтобы фонарь не был близко к туловищу. Смотрю: Кордон закрутился на одном месте и заскулил. Подхожу – возле бордюра, за железными перегородками, лежит без движения человек в форме вохра лицом вниз. Докладываю по радиостанции лейтенанту. Ко мне прибегает радист, осматривает лежачего, переворачивает его на спину, и только теперь мы замечаем лужу крови посреди дороги и полосы по асфальту: видно хотели выбросить тело в Тису. «Надо искать второго», – говорит вслух лейтенант. Дает приказ пустить собаку возле подпор моста на обыск – может, он притаился где-то там. У него же еще один карабин. Уже час топчемся на одном месте, помощи от милиции нет. Пускаю собаку возле одной стойки моста. Ничего. Возле второй пес взял след. А темно, хоть глаз выколи! На шее собаки горит лампочка, ориентируюсь по ней, бегу по следу, за мной еле поспевает стрелок с тревожной группы. Бежим долго, минут десять, видим – огни села. Вдруг Кордон стал облаивать дерево, оттуда послышался мат. Освещаем его, вохр сидит на дереве с карабином. Мы приказали ему, чтобы бросил оружие на землю. Тот послушался, а я придержал Кордона. Человек слез с дерева, и тычет мне затвор от винтовки, который он предварительно вынул из оружия. Мы связали его и приконвоировали к мосту.

А на мосту суета. Подъехавшая «скорая» забирала раненого. Погибший вохр оставался еще на земле. Возле него крутился лейтенант, а мы снова стали охранять место происшествия. Наконец к четырем часам утра подъехала милиция, хотя и ехать им с райцентра было от силы полчаса. После чего нас сняли с моста и перебросили на охрану границы. И только через сутки мы отправились на заставу. Вернувшись в родные стены, я узнал, что меня уже ждет мой сменщик – молоденький младший сержант Вася из Гродно, бульбашенок, смотревший на меня полными энтузиазма глазами. Даю ему прямо со службы поводок с Кордоном, жму руку и ухожу. Потом переоделся и получил у старшины проездные документы. На мне парадная форма, а на глазах слезы... Смотрю – наряд готовится в дозор, среди них бульбашенок и Кордон. Подошел к нему, прижал его морду к своему лицу.

Солнце за деревьями садилось все ниже. День заканчивался, а с ним два года и четыре месяца срочной службы инструктора Сашки из службы собак...

Александр ЖАБИНЕЦ.
Фото предоставлены автором

Прочитано 502 раз
Другие материалы в этой категории: « Граница Служить и защищать. Выбор. Ч.3 »
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

https://twitter.com/zoo_sv

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER