Архив журналов






Михаил Александрович внимательно осматривал роскошного спаниеля, хозяин стоял рядом и заметно нервничал.

– Она к себе не подпускает со вчерашнего дня, скулит...

ZOO•БИЗНЕС №4/2015

 

Эти причитания отвлекали ветеринара от осмотра, но он не был против, тем более случай непростой. У пса было сильное слюнотечение и слезились глаза – причины этого были не совсем понятны. При попытке заглянуть в пасть спаниель грозно рыкнул..

– Вот видите, он стал агрессивным, – продолжал хозяин, – однозначно у него бешенство!

Но интуиция старого коновала подсказывала, что причина совсем в другом.

– Уважаемый, помогите придержать собаку, мне надо осмотреть его пасть.

Хозяин спаниеля оцепенел.

– А если это бешенство? А если он покусает...

Михаил Александрович приготовил брезентовые тесемки и несколько пинцетов. Он еще раз посмотрел на собаку, а потом совершенно спокойно сказал хозяину.

– А если ваш спаниель окажется больным бешенством, а потом еще и покусает нас, то лечебные процедуры будем проходить вместе. Так что держите его покрепче.

– Конечно же, хозяин возмущался, но собаку держал достаточно крепко, так что ветеринару, немного повозившись, все-таки удалось достать застрявшую между задних зубов деревянную зубочистку.

– Вот и все, не стоило так беспокоиться, – радостно заявил врач, демонстрируя «находку».

Хозяин еще несколько раз волнительно выдохнул и повторил свои причитания, только на этот раз уже на тему «а я то думал…».

– И во сколько обойдется мне эта зубочистка? – Наконец, придя в себя, спросил он.

Постановка вопроса была оригинальной, но Михаил Александрович мягко парировал претензионный тон посетителя.

– Вы не волнуйтесь, хоть это, я уверен, будет самая дорогая зубочистка в вашей жизни, но я прекрасно помню, как вы меня выручили, когда помогли с ремонтом машины.

Хозяин спасенного спаниеля неловко заулыбался и как бы оправдываясь сказал:

– Ну, это же моя робота…

– И это моя работа. Не волнуйтесь, Все подсчитано...

Новенькая, но далеко не элитная, иномарка подрулила во двор ветеринарной лечебницы небольшого городка. Из машины вышел мужчина средних лет, потянулся и не спеша направился к входу.

– Добрый день, – обратился он к врачу на приеме. – Сможете принять моего кота, по поводу…

– У котика, – Михаил Александрович оживленно откликнулся на вопрос посетителя, – есть только один повод, который способен вызвать такую паузу.

Михаил Александрович проработал на приеме около 30 лет, за это время он научился общаться с людьми легко и непринужденно, часто просто угадывая по первым словам, с чем именно к нему будут обращаться. Однако как ветеринар он часто повторял перекрученную, но в его практике неоднократно подтвержденную истину – «клиент иногда не прав». В данном случае неправота состояла в том, что клиент обратился в обеденный перерыв. Конечно же, если бы это был какой-то неотложный случай, Михаил Александрович отложил бы трапезу и оказал помощь. Но поскольку кастрация кота не относиться к экстренным операциям, ее можно спокойно отложить.

– Уважаемый, – обратился он к посетителю, – а котик где?

– В машине, сейчас я его принесу, – ответил мужчина и сделал шаг к дверям, но ветеринар его остановил.

– Подождите. Понимаете у меня сейчас обед. Я попросил бы, если вас не затруднит и если это не стеснит вашего котика, подождать буквально полчаса…

Посетитель сразу и не сообразил, о чем его просят, но Михаил Александрович продолжил:

– Понимаете, я бы не хотел во время операции отвлекаться на

голодные позывы своего желудка.

Посетитель добродушно улыбнулся.

– Ну что вы, обедайте на здоровье. Обед – это святое!

Михаил Александрович знал если не всех, то многих в городке. Основные вызовы были к продуктивным животным – коровам, лошадям, козам, курам, кроликам. Естественно, с котами и собаками тоже обращались, но это все больше были сторожевые псы или рабочие коты-мышеловы. Соответственно, и выхолащивание котов проводили редко: эта операция делала животных слишком спокойными для выполнения обязанностей, которые на них возлагались. И даже если кто-то решался на такой поступок, то никогда не приходил с животным с первого же раза. Как правило, хозяин долго расспрашивал, что да как, сколько будет болеть, нужен ли будет повторный прием и не дорого ли это будет стоить. А тут приехал незнакомый человек, который, скорее всего, знает что к чему и абсолютно не интересовался ценой операции.

– Все прошло без проблем. Вечером можете немного покормить, – напутствовал ветеринар, возвращая еще сонного после анестезии кота. – Только, пожалуйста, не перекармливайте его и больше играйте, чтобы он не терял интерес к жизни.

Посетитель, соглашаясь, качал головой.

– Когда на повторный прием? – спросил он.

– Вы знаете, если котик чувствует себя нормально, аппетит сохранен, то повторно приходить в принципе не обязательно.

– Сколько с меня? – спросил мужчина, достав потертый портмоне.

– Пятьдесят, – коротко ответил Михаил Александрович, привычно протянув руку.

– Пятьдесят? – переспросил посетитель.

– Ну да. Тут обезболивающее, антибиотики, расходный материал – все посчитано.

– Да нет, я не спорю. Наоборот…

Клиент, с нескрываемой улыбкой на лице протянул необходимую сумму Михаилу Александровичу. Но многоопытный врач решил все-таки удовлетворить любопытство.

– Вы к нам в гости к кому-то приехали?

– Да нет, – по-прежнему ликуя, охотно признался мужчина. – Я приехал к вам исключительно для того, чтобы выхолостить котика.

– А откуда, если не секрет?

Клиент облегченно вздохнул.

– Да какой там секрет. Все просто. Из областного центра.

Мужчина секунду собирался с мыслями, а потом, не дожидаясь очередного вопроса от ветеринара, сам начал объяснять.

– Понимаете в чем дело. У нас это третий кот – именно кот, кошки нам не ко двору, так сказать. Первый был не кастрирован, мы предпочли мириться с его гормональными фокусами, он, правда был и не очень проблемный. Но второй попался свирепый самец: и углы загаживал, и агрессию проявлял – царапал всех, и весной на несколько недель ушел в «поход». Вернулся весь истерзанный. Естественно, мы обратились к ветеринару, он его подлечил, но для спокойствия рекомендовал операцию. После нее кот угомонился и много лет оставался идеальным животным и всеобщим любимцем. Именно по этой причине мы решили стерилизовать очередного кота, не дожидаясь «сюрпризов». Но за последние десять лет, мягко говоря, несколько изменилась система ветеринарного обслуживания. Теперь эта процедура стоит намного дороже. Я даже серьезно поспорил со знакомым ветеринаром на почве цены. Он заявил сумму раз в десять больше, чем я заплатил вам – извините, но для кота это слишком. Один знакомый рассказал, что у вас это стоит дешевле. Я рискнул. Действительно, даже с учетом транспортных расходов вышло дешевле.

Теперь заулыбался Михаил Александрович.

– Ну а как же машина, горючее? Не выйдет ли одно на другое?

– Вы знаете, я посчитал – все равно выходит дешевле.

Михаилу Александровичу вдруг стало не по себе. С одной стороны он, хоть и косвенно, но отбил клиента и оставил кого-то без заработка, с другой – он ведь тоже зарабатывает своим ремеслом и, вполне возможно, его тарифы тоже не всем нравятся. Ему почему-то захотелось оправдаться.

– Понимаете, у нас тут другая система. Сегодня мне котика принесли, а завтра я уже пойду к этому человеку ну, к примеру, машину ремонтировать…

– Это нормальные человеческие отношения, – заметил мужчина, а потом добавил: – Разница в стоимости – это и есть цена за такие связи. Так что, вполне возможно, вы, зарабатывая меньше, приобретаете намного больше.

Михаил Александрович, проведя дорогого клиента, долго еще не мог забыть состоявшуюся беседу. Очень сожалел о том, что не познакомился ближе – все-таки знакомый в «области» не помешал бы.

Василий УСАТЕНКО,
врач ветеринарной медицины

Василий УСАТЕНКО,

врач ветеринарной медицины

Прочитано 469 раз
Василий Усатенко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER