Архив журналов






Представляя на страницах нашего журнала очередную породу – будь то собака или кошка, мы непременно погружаем читателя в историю: откуда к нам пришла та или иная порода, как создавалась, насколько популярна сегодня в мире. В апрельском номере мы хотим представить историю некоторых пород в несколько ином ракурсе – в контексте реальных исторических событий либо почерпнутых нами из сказаний и легенд народов мира. Но непременно с юмором. Ибо как говорят мудрые люди: самый стойкий иммунитет формируется с помощью оптимизма и чувства юмора.

ZOO•БИЗНЕС №3/2015

 

  • Бернский зенненхунд и освоение космоса
  • Пули и венгерские мульты
  • Чесапик-бей-ретривер и сокровища пиратов
  • Пикардийская овчарка и шутка Робеспьера
  • Румынская овчарка и бравый солдат
  • Колли и мировой кинематоргаф
  • Вельш-корги кардиган и Крымская кампания
  • Австралийский хилер и танцы на берегу

Бернский зенненхунд и освоение космоса

К

то из нас не знает, что первыми космонавтами были собаки! Имена Белка и Стрелка так же прочно остаются в нашей памяти, как Гагарин и Терешкова. Две симпатичные мордахи – одна белая, другая с двумя черными пятнами. Единственное, что меня всегда удивляло: почему же в космос, представлять нашу великую страну, отправили двух милых дворняг? Почему не овчарок, не лаек или не боксеров?

Если из-за размеров, то есть же, в конце концов, таксы и мопсы! И вдруг по телевизору, в одной из центральных программ, посвященной юбилею Королева, говорят, что Белка и Стрелка – очередная мистификация Советской эпохи. И первым в полет отправилась не эта парочка, а личный пес академика Олега Руденко, бернский зенненхунд по кличке Руприхт! И именно этот бесстрашный трехгодовалый красавец отбыл положенные сутки на орбите, вернулся живым невредимым и только нагулял аппетит. А дальше случилось то, что и должно было произойти: бедняга оказался «идеологически чуждым», проще говоря – не вписывался ни породой, ни кличкой в передовицы газет. Дело было так...

При подготовке к полету некий КГБшный чин, заполняя анкету первого космонавта, в графе ПОРОДА написал не Бернская овчарка, а Брянская. Видимо, так расслышал. А так как Руприхта весь космодром окрестил просто Репой, то и в анкете он стал просто «Брянская овчарка Репа». Надо сказать, что в «Правде», куда были доставлены первые фотографии Репы, сидели люди со стажем работы еще со сталинских времен, которые немедленно заинтересовались столь странной породой. Связались с академиком, и тот подтвердил худшие подозрения политтехнологов. Можете себе представить, что первый советский космонавт – зеннехунд Руприхт!

Не дожидаясь пока информация просочится в Политбюро, из редакции «Правды» связались с Байконуром, и уже через час на космодром вылетел фотограф, везя в клетке конкурентов – милых и политкорректных дворняг, которые также проходили программу подготовки к полетам. Впавший в ступор Королев долго не мог решить, кого из этих собак посадить в кабину ракеты для фотосессии, но в результате поступил, как всегда, мудро. Сначала отсняли Белку, затем Стрелку и, на всякий случай, всех вместе. Дальше мы уже все знаем: открытки, фотографии, почтовые марки... А беднягу Руприхта сгоряча чуть было не усыпили, но побоялись: засекретили и дали спокойно дожить свой век на даче у академика.

(Из истории отечественной космонавтики)

Пули и венгерские мульты

С

 1968 по 1989 год на венгерской киностудии снимался бесконечный мультсериал о двух собаках – Пули и Пуми. Две милые лохматые псины, шерсть которых самой природой завита в дреды, внушали детишкам непреложные истины о добре, дружбе, взаимопомощи, пользе труда как такового. В одной серии, к примеру, Пули с лопатой на плече шла сажать яблоню, а Пуди же, притворяясь больной, отлеживалась дома. Осенью, собрав урожай яблок, Пули делилась плодами с Пуми, которой становилось ужасно стыдно за свое безделье. В следующем мультике Пули пыталась утащить из общей миски кусок побольше, давилась и спасалась, только благодаря дружескому похлопыванию по спине незлопамятной Пуми. И так до бесконечности. Милый такой мульт времен социализма. У нас, кстати, подобного добра тоже было пруд пруди. Девять мультфильмов из десяти заканчивалось тем, что мультяшные герои – медвежонок, зайчонок и ежик, обнявшись, весело маршировали по лесу, распевая песню о дружбе. Бельчонок спасал крольчонка из речки, а теленок делился со щенком ватрушкой. И так до бесконечности.

Кстати, мультяшные Пули и Пуми канули в Лету вместе с венгерским социализмом. В отличие от наших Чебурашек. А вот порода до сих пор благоденствует, невзирая на небольшое количество своих представителей.

(Из истории венгерской анимации)

Чесапик-бей-ретривер и сокровища пиратов

П

олюбил суровый моряк, капитан Дик, дочь плантатора Мэри. И так ему запала в душу прекрасная девушка, что решил он бросить море, продать свой корабль и зажить с ней на берегу. Пришел он к родителям Мэри и попросил ее руки.

– Думаю, что вы будете прекрасной парой, – прослезился старик плантатор и благословил их союз.

– Тогда готовьтесь к свадьбе, благородный отец, – пожал ему руку капитан Дик. – Я же отправлюсь в свой последний рейс и вернусь через несколько месяцев. Привезу из Англии вам подарок – свору великолепных Бей-Ретриверов.

Поднял он паруса и отплыл. В Англии купил десяток породистых собак, ящики с ромм и отбыл обратно. И вот когда до долгожданного берега оставалось несколько дней пути, на море наступил штиль. Долгую неделю простоял корабль без движения с обвисшими парусами. Закончились припасы, и команда питалась ракушками, которые они отдирали с днища судна. На вторую неделю погода не изменилась.

– Мы голодаем, а капитан скармливает своим проклятым псам последние запасы, – подбивал команду к бунту одноглазый кок Сантьяго, негодяй и беглый каторжник. – Долой капитана!

– Пусть капитан отдаст нам всю провизию, – глухо роптали матросы.

На двадцатый день штиля начался бунт.

– Долой капитана! – закричал негодяй Сантьяго и бросился на Дика, размахивая кривым ножом.

Капитан выстрелил из блестящего кольта в грудь каторжника.

– Ах! Я умираю, – прохрипел одноглазый кок и рухнул на палубу.

Затем подозвал капитана и сказал, что хочет покаяться перед смертью. И рассказал, что в подкладке его куртки зашита карта сокровищ, которые он нажил неправедным путем и закопал на берегу Чесапикского залива. После этих слов кок испустил дух.

Удивительно, но тотчас подул ветер. Команда бросилась к парусам, и корабль помчался к благословенному берегу. Матросы радовались удаче. Через два дня судно причалило в Чесапикском заливе. Капитан Дик тепло попрощался с командой, продал корабль, выкопал сокровища Сантьяго и вернулся к своей возлюбленной, сопровождаемый десятком прекрасных Бей-Ретриверов, которых в честь удачного возвращения он назвал Чесапик-Бей-Ретриверами.

(Вирджинская легенда)

Пикардийская овчарка и шутка Робеспьера

В

есной 1794 года, работая над программой революционного террора, Максимилиан Франсуа Мари Исидор де Робеспьер посетил, как теперь говорят, с рабочим визитом Пикардию. Все 100 км пути вождь парижской революции провел, разбирая бумаги и делая наброски новых зажигательных речей.

И только услышав голос секретаря: «Вот и Амьен, гражданин», – отдернул занавески и распахнул дверцу кареты. Экипаж стоял на городской площади, точно напротив свежесколоченной и украшенной цветами трибуны. Вокруг колыхались и шумели толпы народа. Невысокого роста, стремительный, в неизменном парике, вождь якобинцев вылез из кареты, и, не глядя по сторонам, буквально взлетел на помост. Не обладая от природы громким голосом, Робеспьер поднял руку, призывая к тишине, и оглядел волнующееся людское море. Что-то было не так. Депутат близоруко прищурился, вглядываясь, и оторопел.

– Что они все держат в руках, – вполголоса обратился он к секретарю, почтительно стоявшему за спиной. – Что это за палки?

– Пики, – прошептал тот. – Мы же в Пикардии, а они тут все с пиками. Вековая традиция, – беззвучно захихикал секретарь. – Повинция-с.

– И что же, это для нас не опасно? – Робеспьер был несколько трусоват.

– Ни капельки! Считайте, что это просто бе-зобидный атрибут.

– Надо издать указ, – пробормотал депутат. – Средневековье какое-то. Бред.

Тем не менее речь была произнесена и, как всегда, удалась. Пикардийцы дружно аплодировали, стучали о землю пиками и выкрикивали: «Свобода, равенство, братство!»…

На парадном обеде в ратуше Робеспьеру был вручен символический ключ от города и щенок пикардийской овчарки.

– И что, у него тоже есть пика? – кивнув на песика, обратился депутат к мэру, пытаясь таким образом пошутить.

Мэр, зная уже о недовольстве высочайшего гостя, подобострастно рассмеялся:

– Что вы, пикардийские овчарки не носят пики, они просто пикают.

– Что делают?

– Пикают, гражданин Робеспьер. Вот так: «Пик-пик-пик».

Мэр снова расплылся в улыбке. И подумал про себя: «Шути тут с тобой, пикай. Вот бы вырос поскорее овчар да загрыз тебя, недоумка. Пики ему, видите ли, наши не нравятся!..».

(Французская легенда)

Румынская овчарка и бравый солдат

Д

авно это было. Жила себе в лесу красавица Овчарка, жила не тужила, пока не решила научиться бегать так же быстро, как Олени. Пришла она к ним и говорит:

– Уважаемые, а что мне надо сделать, что- бы стать таким же непревзойденным бегуном, как вы?

– Нет ничего проще, – посмеиваются Олени. – Перестань есть мясо и питайся, как мы, травой да листьями.

Послушалась Овчарка их совета и стала есть только траву да листья. Исхудала, но бегать быстрее не получается.

– Так у тебя же нет рогов, – хихикают Олени, – вот и не выходит ничего.

Подобрала Овчарка две сухие ветки, привязала их к голове. Совсем плохо стала бегать бедняга.

– Хвост, – хохочут Олени. – Отрежь свой безобразный хвост. Посмотри: у нас же их нет!

Поняла наконец Овчарка, что над ней издеваются, заплакала и пошла по лесной дороге куда глаза глядят. Вдруг видит: навстречу ей солдат. Веселый, черноглазый, усатый, идет себе посвистывает.

– Здравия желаю, – говорит.

– Здравствуйте, уважаемый, – грустно говорит Овчарка. – Кто вы и куда путь держите?

– Я солдат, – отвечает тот. – Иду на родину из похода. А вы кто? И зачем эти ветки на голове?

– А я Несчастная Овчарка, которую так унизили, так унизили… – и она расплакалась.

– Ну и забудьте, – весело воскликнул солдат. – Пойдемте со мной в Румынию.

– Ах, мне уже все равно, – рыдает Овчарка. – Можно и в Румынию.

– Вот и славно, – улыбнулся солдат. – У нас течет река Дунай и никогда не отцветает жасмин. А люди доброжелательны и гостеприимны.

– А олени у вас водятся?

– Ели и водятся, то немного.

– Ну пойдем, – неожиданно для себя выпалила Овчарка.

И пошли они прочь из темного леса, по дороге, выложенной желтым кирпичом, в далекую страну Румынию, где катит волны древний Дунай... И пошел род от Овчарки – большой и крепкий, и стала она называться Румынской.

(Румынская легенда)

Колли и мировой кинематоргаф

П

омню, в детстве смотрела по телевизору сериал об умной шотландской овчарке Лесси. Клянусь вам, это было захватывающее зрелище! Изящная колли спасала тонущих, вытаскивала из горящих домов раненых, прогоняла грабителей, искала потерявшихся, чинила неисправную проводку, передавала важные сведения, и так до бесконечности. Предмет поклонения – милицейский пес Мухтар, в свое время скинувший с пьедестала пограничника Джульбарса, был забыт, а его навыки ищейки затменены талантами Лесси. Злые языки, и, как впоследствии выяснилось, безосновательно, утверждали, что умную овчарку играет овчар. Что колли тупы и плохо дрессируются. Что в фильме сплошные комбинированные съемки. Разумеется, им никто не верил и спустя некоторое время Москву, Ленинград или Киев буквально наводнили шотландские колли. Они были повсюду: казалось, еще немного и в город войдут, играя на волынках и приплясывая, сами шотландцы!

В стране начался культ шотландской овчарки. Неудачники, то есть владельцы собак всех прочих пород, старались выгуливать своих псов в самое безлюдное время – во время показа очередной серии. Зато хозяева колли гордо проходили по улицам города, а вслед за ними, затаив дыхание, шествовали толпы детей, восхищающихся этим удивительным творением природы. А в школе шли бесконечные споры на тему «поборет ли колли волка, медведя, тигра и пр. хищников». Кстати, в то же время появился и сериал о чудо-дельфине Флиппере, но такого успеха не имел, ибо, как говорится, «где мы и где дельфины». Однако прошло время, прошла и мода. Колли оказалась не самой приспособленной для жизни в городской квартире, не самой умной, хотя и удивительно красивой породой.

Вельш-корги кардиган и Крымская кампания

Д

жеймс Томас Брюднелл, 7-й граф Кардиган, или просто лорд Кардиган, в возрасте 26 лет женился на некой Элизабет Джонсон, «самой несносной, несдержанной и вульгарной даме королевства», по определению ее первого мужа капитана Джонсона. Не прошло и года после свадьбы, как бывший муж получил письмо от Кардигана с заверениями, что лорд полностью согласен с данной характеристикой. Отправив сие послание, Джеймс Кардиган холодно кивнул жене и отправился искать удачи в карьере военного. На этом поприще, благодаря семейным связям и денежным вливаниям, фортуна была к нему более благосклонна, чем в семейном счастье. Щедрый и галантный корнет гусарского полка стремительно двинулся вверх по служебной лестнице и к 31 году уже получил чин майора.

К началу Крымской кампании 57-летний лорд Кардиган считался признанным законодателем английской военной моды и командовал самым аристократическим и элегантным 11-м гусарским полком. Почти треть своего годового дохода тратилось им на лучшее сукно, страусовые перья и золотое шитье для своих 600 красавцев-кавалеристов. А однажды, следуя капризу очередной фаворитки, лорд купил самым отважным своим подчиненным по милейшему Вельш-корги, вменив им в обязанность держать песика с собой в седле во время маршей и парадов. Разумеется, два десятка Вельш-корги получили в армии прозвище – Кардиганы. Увы, в отчаянной кавалерийской атаке 25 октября 1854 года под Балаклавой большинство псов лишились своих хозяев и были отосланы в Британию к семьям погибших героев. Отсюда и пошла невеселая английская поговорка: «Съездить в Россию за кардиганом».

(Английская притча)

Австралийский хилер и танцы на берегу

С

вое название Хилеры получили не от английского healer – целитель, а от heeler – то есть пятка! Приблизительно в 1770 году первые представители этой породы ступили с кораблей колонистов на раскаленные пляжи Австралии. С прохладной палубы – да сразу в огненный песок! Несчастные псы, подвывая, заплясали на пятках, судорожно тряся обожженными передними лапами. «Хилеры, хилеры!», – загоготали переселенцы.

Имя породе было придумано. На самом же деле Хилер – это невероятная смесь всевозможных пород, завезенных в XVIII веке на Австралийский континент.

(Историческая быль)

 

 Лилия ВИШНЕВСКАЯ,
По материалам книги
O. Olifant «DOGS!»

Прочитано 594 раз
Лилия Вишневская

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER