Архив журналов





Б

ыла самая макушка жаркого лета. Я отдыхала с дочкой в прекрасном городе Феодосия на берегу Чёрного моря. Настроение у нас было замечательное, ведь до отъезда домой времени хватало.

ZOO•БИЗНЕС №7/2015

 

Рано утром мы вставали и шли на море. Ежедневно это сопровождалось небольшим семейным разладом. Ведь дочка хотела поспать подольше, а на завтрак съесть поменьше. Время шло, солнце поднималось выше и становилось уже небезопасным. Я всё время подгоняла Лену. Но рано или поздно мы всё-таки расстилали наш коврик на горячей гальке и бежали в ласковые объятья волн.

Жару мы обычно пересиживали дома, а иногда ходили в это время на базар за свежими фруктами и рыбой. Пока я придирчиво выбирала ароматные персики и дыни, Лена зорко осматривала все ближайшие прилавки и всегда находила то, что было совершенно не нужно. Нет, она никогда не капризничала и не клянчила, чтобы я купила ей эту вещь. Просто с такой грустью на неё смотрела, что я обычно устоять не могла. И вот однажды, среди пёстрых заколок для волос, пластмассовых игрушек, сувениров из ракушек и прочей ерунды дочка увидела Её.

Это была обыкновенная крыса. Не такая, какие водятся в подвалах домов и бегают по помойкам в каждом дворе. А декоративная, очень миниатюрная, чёрная с белыми пятнами. Она мирно сидела в небольшой клеточке на задних лапках, а передними умывала свою остренькую мордочку. На нас посмотрели две чёрные бусинки, а носик смешно зашевелился.

Вообще я не очень люблю грызунов. Толку от них мало, а запах от клетки резкий, даже если меняешь опилки каждый день. А тут крыса! Пусть даже симпатичная и ручная. Я решительно взяла Лену за руку и потащила подальше от искушения. Но не тут-то было! Не буду рассказывать, как это произошло. Но факт остаётся фактом. Через час клетка с крысой была в нашей комнате. Нам сказали, что крыса совсем маленькая, и забот с ней никаких не будет. Забот не было, это правда. Крысу назвали Тяпой. Она совершенно не боялась человеческих рук. Ела всё подряд, смешно беря корм передними лапками. Дочкиному счастью не было предела. Она даже в знак благодарности за такой подарок стала на какое-то время более послушной. И ничего не предвещало проблем. Прошло дня три-четыре. И вдруг...

Я проснулась ночью от странных звуков. То ли тихий писк, то ли возня, то ли шуршание. Я тихонько встала и включила ночник. А потом подошла к клетке. Вся газета, которой было устлано дно, вздыбилась. Раньше Тяпа мирно спала в уголочке клетки, зарывшись в обрывки бумаги. Но сейчас она почему-то полностью залезла под самый нижний лист. Я удивилась. Ведь крыса оказалась не на мягкой бумажной подстилке, а на голом жёстком полу. Я открыла клетку и тихонько приподняла газету. В последующие несколько минут я ошарашено смотрела на клетку и лихорадочно думала, что же теперь делать. На полу клетки копошились семеро голеньких розовых новорожденных крысят. Вот тебе и маленькая! Крыса оказалось не только взрослой, а ещё и будущей мамой! Какой кошмар!

Для начала я решила, что малышам жёстко. Я аккуратно переложила их на рваную бумагу. Но Тяпа с упорством опять перетащила их в укромное место под газету. Я смирилась. В конце концов, ей было виднее. И я легла спать.

Утром всё рассказала дочке. Она была счастлива, а вот я в особом восторге не была. Мы взяли клетку и пошли на базар выяснять отношения с бывшими хозяевами Тяпы. Ведь мы покупали крысёнка, а не взрослую крысу. Что было делать с малышами? И зачем они нам, на юге, в съёмной комнате? Ведь потом домой нужно возвращаться... Ладно с крысой, но с одной!!! Женщину, которая продала нам Тяпу, мы нашли сразу. Её ответ убил нас обеих в прямом смысле слова. «Не нужны крысята, ради Бога, – сказала она, – выбросьте их в урну. Будет у вас одна крыса». Тогда я даже не нашлась, что ответить. Мы переглянулись с дочкой и потащили всё семейство назад.

Следующие дни прошли в искушении залезть под газету и потрогать малышей. Но я не разрешала это делать. Зато, когда я меняла подстилку, Лена изучала крысят во всех подробностях и даже нарисовала одного на страничке своего дневника. Её удивляло, что малыши голенькие и такие страшненькие. А потом дочка с грустью мне сообщила, что один крысёнок умрёт. Я никак не могла понять почему, но Лена объяснила мне, что у Тяпы шесть сосочков, а крысят семеро. Значит, одного она не сможет выкормить. Я успокоила ребёнка и пообещала, что все будет в порядке...

Крысята подросли и открыли глазки. Пришло время возвращаться домой. Я начала тревожиться. Дело в том, что про Тяпу мы бабушке рассказали, а вот про крысят умолчали. И я не знала, какая бабушкина реакция нас ждёт. Не знала. Но догадывалась. Так и произошло. Когда Лена вышла из вагона с клеткой в руке, и бабушка заглянула в неё, она предложила нам зайти в вагон и вернуться назад в Феодосию. Хорошо, что наша бабушка нас очень любит, и быстро перестаёт сердиться. Таким образом, мы в полном составе благополучно вернулись домой.

Крысята росли очень потешные. Двое были серо-белые, двое совершенно белые с красными глазами, а остальные как их мама, чёрно-белые. Мы вытаскивали их из клетки и разрешали ползать по кровати. Тяпа очень нервничала, хватала крысёнка зубами и затаскивала одного за другим назад в клетку. Было такое ощущение, что она точно знала их количество. Мы пробовали прятать какого-нибудь малыша, и Тяпа действительно продолжала его искать. Она успокаивалась только тогда, когда все её дети были на месте. Бабушка даже шутила: «Ну вот, осталось только за собой дверцу клетки закрыть». И ведь не зря Тяпка нервничала. У нас дома жил кот Фауст, который ловил и жрал всё, что шевелится, ползает или летает.

Через месяц я раздала всех крысят знакомым ребятишкам. А Тяпа прожила у нас ещё два года. За это время я убедилась в том, что крысы – очень умные животные. Тяпа знала свою кличку и узнавала всех членов семьи. Она обожала сидеть на моём плече часами, зная, что там она в полной безопасности и страшный чёрный мяукающий зверь её не тронет. Крыса была довольно чистоплотной и нешумной. Можно было часами наблюдать, как Тяпа играет. С питанием вообще не было никаких проблем. Только в старости мы добавили в рацион побольше витаминов, чтобы шёрстка оставалась густой и блестящей. Если бы не кот, Тяпа вообще бы жила не в клетке, а свободно передвигалась по квартире. Но говорят, что крысы всё подряд пробуют «на зуб», так что может и хорошо. А то бы перегрызла где-нибудь провод.

Когда Тяпы не стало, мы очень о ней грустили. А много лет спустя, в её честь мы назвали нашу карликовую мышку.

Ольга ПЕТРАУСКАС
Фото предоставлены автором

Прочитано 711 раз
Ольга Петраускас

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER