Архив журналов







Домашних животных продают на рынке, который обычно располагается в отдаленном уголке, а то и вообще за городом или селом. Тут существуют свои законы, понятия и правила. Например, нельзя нахваливать живой товар, независимо от того, суточный ли это цыпленок, или тяговая лошадь – хваля можно сглазить, из-за чего животное начнет чахнуть и может умереть. Во время продажи нужно просить завышенную цену, но когда подойдет надежный покупатель делать небольшую скидку – так сказать, для укрепления дружеских отношений. Много ещё всяких тонкостей и нюансов, которые превращают банальную формулу «деньги – товар» в магический оборот материального и духовного.

ZOO•БИЗНЕС №7/2015

Т

орговля начинается ранним воскресным утром и заканчивается ещё до того, как солнце будет в зените. С разных концов на базар съезжаются торговцы – кто-то легковушкой, прямо в багажнике привез крикливых поросят, кто-то велосипедом доставил парочку кролей, кто-то отчаялся и мотоциклом притарабанил козу, а кто-то своим ходом пригнал на продажу кобылу. Нутрии и цыплята, индюшата и утята, козы и коровы, овцы и телята – тут можно увидеть все. Некоторые люди приходят сюда просто ради интереса, посмотреть на товар и цены. Есть такие, которые планируют когда-нибудь пополнить своё хозяйство живностью, но перед этим, чтобы не прогореть, изучают ассортимент, цену и спрос. А кто-то пришёл сюда уже с деньгами и точно знает, с какой скотиной или птицей вернется домой. Продавцы тоже разные – одни настроены при первой возможности продать животину, другие – выторговать как можно больше; одни молча наблюдают за толпой, другие цепляются к прохожим, настырно предлагая свой товар. Люди ходят с табличками на груди «продам теленка», «куплю бычка», «продам дойную корову». Дойная корова на базарных торгах такая редкость, что её появление всегда становится настоящим событием!

ЗВЕЗДА ВОСКРЕСНОГО БАЗАРА

Летним днём, в самый разгар базарных торгов, на ряды зашёл согнутый и хромой дяденька, который вел на веревке корову. Какая это была корова, настоящая красавица! Слегка выгнутые рожки, необычная кудрявая чёлка, выразительные глаза, морда покрыта щедрой росой, чрево одновременно было сытым и дарило надежду на приплод. Буренка была темно-красной масти, а гладенькая шерсть блестела на солнце, будто полированная. Главным же украшением этой животины было вымя, увенчанное упругими сосками, тяжёлое от молочного отёка, оно будто светилось изнутри. Небритый мужичок в замусоленной фуражке и сером мешковатом, на два размера большем жакете крепко держа веревку, шёл среди людской толпы, время от времени оборачиваясь и переспрашивая хриплым голосом у торговцев и случайных прохожих: «А где тут Пётр Бубен стоит?» От мужичка тянуло коровьим духом, луком и алкогольным перегаром, потому люди отворачивались, не вникая в вопрос. Но мужик продолжал расспрашивать о загадочном Петре Бубне.

Один из перекупщиков, у которого на груди была табличка с надписью «куплю бычка», залюбовался коровой. Эта чудесная бурёнка задерживала взгляды даже тех людей, которые ничего не понимали в молочном деле, а такого профессионала, как этот шабай (спекулянт, торговец который зарабатывает деньги, покупая по низкой цене, а продавая по завышенной), скотина просто околдовала! Всё в ней было красиво: и ноги ровненькие, и спинка не проваленная, прекрасная грациозная походка, большие полузакрытые глаза… Человеку, который жил на то, что перепродавал скот, нужно было хватать удачу за рога. В конце концов, уловив момент, когда хозяин прекрасной бурёнки остановился перевести дух, он подошёл к нему и спросил:

– Зачем тебе тот Бубен?

Мужичок в ответ быстро подошёл к перекупщику, подтягивая корову верёвкой. Он прокашлялся почти в лицо собеседнику и объяснил то, что Пётр Бубен обещал купить у него корову за хорошую цену. Мужик подозрительно оглянулся на все стороны и добавил шёпотом: «Даже залог дал». Перекупщик сморщился от запаха, который исходил от хозяина коровы, и продолжил разговор, не отрывая взгляда от скотины, которая полонила его своей многообещающей статью.

– Так ты мужик фартовый! И деньги в кармане, и корова на привязи.

Мужичок потер ладонью небритый подбородок, и в который раз выдохнул луковый дух на перекупщика.

– Правда, задаток не возвращается! Но как-то не по-честному…

За беседой наблюдали окружающие, растерянность «фартового» мужика казалась им смешной. Послышались комментарии от базарной толпы, но мужичок по-прежнему волновался оттого, что имел на руках чужие деньги. Он задумался, опершись на спину коровы, которая лениво жевала жвачку, сохраняя полное безразличие к окружающим.

Когда шум стих, а люди разошлись каждый по своим делам, к хозяину коровы снова подошёл перекупщик.

– Красивая у тебя, мужик, корова, – сказал он осторожно, зная, что торговаться за такое сокровище придется отчаянно.

Мужик, погружённый в собственные мысли, даже не поднял головы.

– Корова, как корова.

Перекупщик обошёл вокруг коровы, заглянул на вымя, провел ладонью по крестцу.

– А она тельная? – спросил торгаш и попробовал дотронуться до чрева, но дяденька махнул по руке верёвкой.

– А что ты не видишь? – буркнул он, и, поправив фуражку, неспешно пошёл по базару.

– Подожди, подожди, – выкрикнул перекупщик и догнал селянина. – А ты ёе продавать не передумал?

Мужичок не останавливаясь почесал затылок, прокашлялся и, раздумывая, ответил:

– Придется на следующей неделе ещё раз вести свою Манюню, может тот Пётр найдется.

У перекупщика загорелись глаза. Он набрал полную грудь воздуха и сделал решительное предложение:

– Зачем тебе тот Пётр Бубен? Давай я у тебя корову куплю.

Мужик остановился, молча пос-мотрел на корову, достал сигареты…

– За сколько вы договаривались? Пять? Шесть тысяч? Я заплачу тебе не меньше.

Мужичок, вставив незажженную сигарету в зубы, начал гладить корову по шее, потом почесал за ухом, провел ладонью по морде.

– А сколько бы ты дал?

Перекупщик ещё раз посмотрел на корову и уверенно предложил:

– Пять тысяч!

Мужичок сначала улыбнулся, потом презрительно расхохотался, да так, что из него вырвался клокочущий кашель. Возобновив дыхание, он махнул рукой и собрался идти, но барыга схватил его за руку.

– Подожди! Я пошутил, даю тебе железных шесть тысяч, ещё и на магарыч добавлю.

Хозяин коровы остановился и, брызнув слюной, выкрикнул: «Семь с половиной!»

Искусство торговли – совсем не простая вещь, не прямолинейная наука. Иногда, выиграв, проиграешь, а потерпев поражение, останешься довольным собою. Перекупщик заглянул под корову, как шофер заглядывает под машину и растерянно развёл руками.

– Чего это ты так загнал? Шесть тысяч хорошая цена за корову!

– Может и хорошая, но не за эту! – заявил «фартовый», – семь с половиной, ещё и на магарыч в придачу!

Перекупщик покраснел, нервно сплюнул сквозь зубы и замер. С одной стороны за хорошую корову таких денег не жаль, с другой – была надежда всё же выторговать товар подешевле и он неуклюже попробовал перевести торги в поиск недостатков.

– А молока она сколько даёт?

– Сколько надоишь, столько и будет! Семь с половиной! – ехидно напомнил мужичок.

Торговались они долго. Перекупщик делал попытки пощупать корову, чтобы проверить хоть что-то, но мужик каждый раз останавливал его и настаивал на своих семи с половиной. После нескольких минут крика и взаимных возражений перекупщику удалось сбить цену до семи тысяч и традиционного «на магарыч». Как только последняя купюра перешла в руки «фартовому», он бросив верёвку шабаю, довольно воскликнул: «Теперь делай с ней что хочешь!» – и быстро пошёл с базара.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/miscellaneous/kak-prodat-korovu.html#sigProId959d6fc4a4

ЗА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ДО ТОГО...

Весенним днём на краю шумного базарчика появился дедок с коровой на веревке. Дедок, натянув на глаза поношенную фуражку, сидел на старой рваной фуфайке, которая светилась кусками ваты из многочисленных дырок. Его борода напоминала грязную паутину, в которой запутались клочки соломы, посинелые губы постоянно что-то шептали. Время от времени он выглядывал из-под фуражки маленькими, будто щели, глазками, смотрел на прохожих и, сдвинув вместе старческие брови, вновь опускал голову. Корова, которая стояла рядом с дедом, была ещё страшнее – на её худой «фигуре» можно было без проблем пересчитать все рёбра и суставы, рыжая шерсть торчала и была присыпана грязью, слезящиеся глаза испуганно смотрели из глубины глазниц, а грязное вымя болталось, как торба. Корова жадно выгрызала первые ростки зелёной травы и глотала их, не жуя. Эти двое выглядели ужасно, за весь базар к ним никто не подошёл, приближаясь к отвратительной парочке, люди сворачивали в сторону и старались быстрее отойти подальше. Но базар есть базар и на этот товар тоже нашёлся покупатель.

Пётр Бубен был в прекрасном настроении – сегодня удалось получить хорошие деньги за очень сложный товар. На прошлой неделе он обходил соседние сёла, покупая, меняя на безделушки, а то и просто выдуривая за «поллитру» инкубационные яйца уток и гусей, а сегодня ему удалось всё это продать да ещё и навар получить. Он уходил с рынка, когда другие люди в надежде распродаться сидели, не сбрасывая цены. Но вдруг, он обратил внимание на неопрятного дедульку с тощей коровой. Любой другой человек, даже заядлый торгаш держался бы подальше от такого несчастья, но у Петра сработали годами выработанные рефлексы.

– Добрый день, хозяин! – выкрикнул он, нагнувшись до самой земли.

Дед поднял голову, посмотрел на Петра, затем неловко поднялся и только потом неуклюже ответил.

– Вот, корову продаю.

Петр внимательно посмотрел на деда, потом на корову, потом в соответствии со своим настроением попытался пошутить.

– А где корова?

Собеседник ответил горькой правдой.

– Она старая, яловая, молока даёт мало…

Пётр перешёл к делу.

– И сколько же за корову хотите?

Дедок растерянно развел руками. Вопрос оказался для него неожиданным. Он посмотрел на свою скотину так, будто впервые её видел, почесал затылок и что-то промурлыкал себе в бороду. Как не пытался Пётр, но услышать цену ему не удалось. Он внимательно рассмотрел корову. Было понятно, что она не стоила верёвки на своих рогах, но Пётр почувствовал вспышку азарта в своём сознании.

– Так сколько вы просите за эту корову? – выкрикнул он на ухо дедульке, отчего тот встрепенулся и от испуга дал чёткий ответ:

– Сколько дашь!

– Как по мне, я переплачу в любом случае. Зачем вам столько денег?

Дед улыбнулся. Какое-то время он продолжал шептать что-то себе под нос, но вскоре объяснил:

– Собираюсь умирать. Зачем мне корова?

– Умирать? – перестроил Пётр и улыбнулся в ответ. – А зачем вам деньги?

– Без денег не похоронят, – дед вновь развёл руками.

Пётр засунул руку в карман штанов, зажал в кулак деньги.

– Вот такое моё слово: отдаю тебе всё, что есть у меня в кармане, но при одном условии – корова должна сама прийти ко мне домой.

– А где же вы живёте? – переспросил дед.

Пётр больше ждал стычки по поводу цены, поэтому несколько растерялся. Кроме того, ему совсем хотелось оглашать свой адрес.

– Да я тут, в селе, на крайней улице, – неохотно произнёс он, на что дед тут же выдал ответ.

– Корова дойдёт легко, а вот я могу упасть, а мне ещё домой возвращаться.

Пётр понял, что дед действительно подкошен старостью. Гнать такого человека вместе с коровой было бы действительно не по-человечески. Можно было забыть о сомнительной махинации с покупкой коровы, но обидеть деда тоже не хотелось. После настойчивых расспросов Пётр установил, что дед живёт на ближнем хуторе, больше года как овдовел. Часто болел и, конечно, не мог достаточно времени уделять своей коровке. На базар он выходил несколько раз, но дойти удалось только сегодня.

– Знаете что, дедушка, – сочувственно сказал Пётр, – корову я у вас куплю. Только деньги спрячьте надёжно, чтобы не растеряли, пока доберётесь домой.

В карманах у Петра было около тысячи. Он без сожаления отдал их деду, получив взамен верёвку с привязанными к ней остатками коровы. На том и разошлись.

Пётр Бубен, как в молодости, так и сейчас, в зрелом возрасте, был склонен к авантюрам, махинациям и розыгрышам рисковых афёр. Для него были скучными карточные разводы и шахматные комбинации. Он не унижался воровством у обычных людей, его жертвами были базарные свашки, которые сами были не прочь поживиться халявой. Но даже у них после успешно осуществлённой Петром задумки что-то оставалось на руках. Он никогда не разменивался на мелочи – не мыл куриные яйца в йодированной воде (чистые румяные яйца всегда лучше раскупают), не подкрашивал резаных кур жёлтым красителем (так они казались жирнее), не высверливал дырки в гирьках для весов. Он не был жадным и мог вовремя остановиться и никогда не повторял даже самых удачных фокусов дважды. Часто его операции были сложными и многоступенчатыми, что иногда вело к провалу, но позволяло Петру выйти сухим из воды. Когда же всё удавалось, волна страсти долго держала его самолюбивый дух. Этой жажды риска не могла разделить ни одна из многочисленных женщин, которые попадались на его жизненном пути, он не знал компании единомышленников, ему не встретился ни один товарищ, который так же сходил бы с ума от риска.

Вот и в этот раз он радовался, как ребёнок новой игрушке, этой запущенной скотине. В его мыслях уже легко вырисовывается подробности давно спланированной операции. Как ювелир, способный рассмотреть в обычном камне сияющий гранями бриллиант, так и Пётр уже видел в этой истощённой коровке красавицу, способную покорить любого шабая. Но сердце афериста застывало в ледяной судороге каждый раз, когда корова путалась в уставших ногах или останавливалась чтобы восстановить дыхание – это напоминало ему о том, что поражение исключать нельзя.

Корова действительно дошла почти без проблем: только иногда она останавливалась, отдыхала и жадно паслась на молоденькой траве. Первые дни Пётр кормил корову исключительно сеном, и был удивлён её невероятным аппетитом, позже начал давать немного фуража. Похоже, бывший хозяин то ли не имел сил, то ли просто забывал о корове и хронически не кормил её. Уже через недельку-другую, когда у коровы начали округляться бока, Пётр стал выпускать её на пастбище. Несмотря на то, что корова была истощена, Пётр доил её не три раза в день, а шесть. Молоко было с горьковато-солёным привкусом, что говорило о её бесплодии. Но такая жёсткая эксплуатация должна была хотя бы частично вернуть молочность коровы, придать её вымени аппетитные формы. Шерсть на коже вымени он подстриг почти налысо – это сделало его светлее, вымя стало казаться больше, а соски длиннее. Сначала корова была беспокойной, не давала лишний раз к себе прикоснуться, но со временем успокоилась, и Пётр смог вычесать колтуны из её шерсти.

У буренки, конечно, было больше недостатков, чем достоинств. Одним из них были её запущенные копыта, похожие на покрученные лыжи. Пётр мастерски расчистил их, отшлифовал все углубления и начал выгуливать корову по сложной местности – по холмам с разным наклоном, чтобы она выработала уверенную и грациозную походку. Но настоящим шедевром стали рога бурёнки. Опытный скотовод, глядя на рога коровы, без труда определил бы её реальный возраст – согласно кольцам, около двенадцати лет. Также, глядя на рога, специалист бы понял, что за последние три года корова только раз приводила телёнка. Ко всему эти рога выглядели, как два корявых древка и отнюдь не радовали глаз. Понятно, что это нужно было как-то исправлять. Крупным рашпилем Пётр заострил кончики рогов, стер несколько поперечных колец, удачно создав иллюзию того, что коровке всего шесть лет и что телилась она регулярно через равные промежутки времени.

Приблизительно за неделю до запланированной акции ловкач покрасил скотину обычной краской для волос. Для того чтобы придать шерсти бурёнки шелковистый блеск, Пётр натирал её подкрашенным маслом. Хвост тоже неоднократно расчёсывался, но он оставался слишком коротким, поэтому пришлось вплетать в него локоны из конского хвоста. Конечно, в этот период он особенно щедро подстилал скотине солому, чтобы она как можно меньше измазывалась в своих испражнения и не портила кропотливой работы шулера.

Чтобы чувствовать себя уверенней, Пётр начал репетировать. Он учился хромать на обе ноги и специально искажал голос. «Где тот подонок?!» – кричал он, когда был уверен, что кроме коровы его никто не слышит. «Не видели Петра?» – спрашивал он у коровы, которая счастливо паслись на зелёной сочной траве. «А где тут Пётр Бубен стоит?» – кричал он в пустоту своего жилища, когда уже лежал в кровати. Для того, чтобы образ хозяина не вызвал ни у кого подозрений, Пётр от самого начала управлялся возле коровы в той самой одежде и обуви, а иногда специально пачкался в испражнениях животного. Самыми сложными были последние несколько дней – Пётр, который обычно старательно следил за своей внешностью, не брился и не мылся. После всех манипуляций Пётр из солидного мужчины превратился в грязного мужичонку.

Именно в таком виде он и повёл корову на базар. Пётр специально вышел в дорогу ещё до рассвета, чтобы корова могла вволю наесться травки, покрытой утренней росой – от этого бурёнку слегка поддуло, создалась иллюзия тельности. От того, что корову не доили ни вечером, ни утром, её вымя набухло, соски напряглись, а кожа стала необычайно упругой. Последним штрихом к этому произведению шулерского искусства было то, что Пётр при помощи нескольких пчёл превратил ссохшиеся, еле заметные женские органы коровы, в охваченную предродовым отёком вульву.

За пару минут до входа на базар Пётр стал на отдых. Он достал из кармана чекушку самогона, лук и корочку хлеба: опыт показывал, что на человека, от которого будет нести чёрт знает чем, никто не сможет долго смотреть, поэтому запах станет надёжным камуфляжем, а едкий алкоголь позволит натуральное сыграть свою роль. Но перед тем как выпить зелье, он залюбоваться своим творением. Красная масть, хорошенькие рожки, надутое вымя – все было мастерски выполнено для розыгрыша несколькоминутной аферы.

Несмотря на то, что Пётр Бубен посвятил этой коровке достаточно много времени, он не придумал ей прозвища, ни разу не разговаривал с ней… Он даже оставался безразличен к тому, что после раскрытия махинации бурёнку пустят на мясо. Пётр всегда действовал так, как требовала его сущность. Сущность проходимца и обманщика.

Василий УСАТЕНКО
врач ветеринарной медицины

Прочитано 564 раз
Василий Усатенко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

https://twitter.com/zoo_sv

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER