Архив журналов






Сразу напишу, что закончилось все благополучно и пес сегодня утром ушел бродить дальше. Так получилось. Он сытый, согретый, крепкий и мохнатый, и на улице тепло уже. Итак, расскажу, как все было...

Жуткая картиина

М

ы с женой Юлей стараемся устраивать себе дальние прогулки пешком за город: вдоль речек или в индустриальные зоны, где добывают руду. Зимой здесь очень красиво, да и полезно пройтись в морозы по сугробам. Вчера была одна из таких прогулок.

ZOO•БИЗНЕС №01-02/2017

 
  • Жуткая картина
  • Начало спасения
  • Помощь неравнодушных
  • Выхаживание дома
  • Счастливый конец

Гуляем, делаем фото, бегаем по сугробам – наслаждаемся. Подошли к реке. Рассказываю Юле о том, что видел в фейсбуке, как мужчина вытащил домашнего пса из проруби... И тут мы видим посреди реки черную голову собаки. Пес старается не утонуть. Картина, конечно, жуткая. Лед на реке очень тонкий. Пес хотел, видимо, перейти по нему на тот берег, но на середине провалился. Что делать?!

Начало спасения

Пройти мимо, конечно, было невозможно. Идти по этому льду я вообще не мог. Начали кричать псу, подбадривать его. Он стал скулить, двигаться. Решили рубать ему полынью до берега. Юля побежала за палками, я – рубать. Сорвался с берега и провалился... Лед тонкий, ушел от берега, и я с ним заодно.

Вначале провалился по пояс. Смог вылезти как-то на берег. Прибежала Юля с большим бревном. Мне уже было все равно – полез опять с этим тяжелым и длинным дрыном пробивать лед возле пса, но не смог. Дно под ногами пропало, и течением меня начало тянуть под лед. Ощущение жуткое, конечно. Не от холода, а от того, что страшно. Начинаешь понимать, что жить еще хочется.

Пес как-то оживился и начал двигаться по пробитой полынье ближе к берегу. Умничка! Столько воли, столько силы... Вы бы видели его глаза. Временами, они, правда, стекленели, тускнели. Но мы орали на него благим матом, бегали по берегу, чтобы показывать движение. Я залезал в воду, раскачивал льдины в его сторону, пытаясь их сломать. Пес не сдавался, но пробить такой лед лапами не мог, и вылезти уже не было сил. Времени прошло, наверное, не менее получаса. Что делать? Людей рядом нет, сугробы, сильный мороз...

Помощь неравнодушных

Я вспомил, что недалеко от этого места живут Лена и Виктор, «родители» моего воспитанника Шерифа, бернского зенненхунда. Юля позвонила – они оказались дома! Рассказали им, что и как. Попросили приехать на машине с сухими вещами и одеялами. И пса, если бы спасли, можно было ото-греть в машине, и мне нужно было тепло, потому что начал сильно обмерзать, чувствительность в ногах постепенно пропадала. Они все поняли. Но смогли подъехать только к небольшому мосту, где-то за километр от места происшествия.

Пес не сдавался, мы продолжали его подбадривать. Больше никак помочь не могли. В такой ситуации он мог только сам собрать все силы и вылезти. Я больше не мог находиться на морозе. Мы приняли решение: мне бежать к людям, в машину, Юле – быть с псом. Я побежал, как мог. По-моему, километр минут за 5 пробежал. Разделся, сел в машину, закутался в одеяла.

Виктор пошел к Юле. Через время они нам позвонили и сказали, что пса вытащили и тянут в машину.

Оказывается, что за всей этой ситуацией наблюдал с железнодорожного моста военный, который охраняет этот объект. Он видел, как пес провалился, как мы нашли его и пытаемся спасти. Но прийти на помощь не мог, потому что был на посту. Андрей, так его зовут, говорил, что сам там плакал от того, что не мог сойти с поста и помочь. Как только сдал пост, помчался с чугунным багром к нам. Еще с моста он оценил ситуацию, понял как можно прорубить лед. Он примчался к Юле, которая уже была в отчаянии, плакала. Андрей лег на толстый лед животом и багром начал рубать лед возле пса. Тот начал плыть к берегу. Когда приплыл, его сразу завернули в бушлат. Прибежал Виктор, и они все вместе тянули пса по сугробам к машине.

У пса были постоянные судороги, тусклые глаза. Мы позвонили в ветклинику, чтобы узнать, что нужно делать в такой ситуации. Быстро отвезли пса в ближайшую клинику, там ему укололи сульфокамфокаин. Приняли решение везти его к нам домой – отогревать и наблюдать за состоянием.

Выхаживание дома

Наш питомец, собака Бат, на удивление, встретил нас довольно спокойно. Пса переложили в сухие одеяла, включили обогреватель. Мы много его массировали, растирали. До этого, конечно, тоже делали постоянные растирания. Был очень сильный приступ судороги, но потом дыхание его стало ровным, глаза – живыми, яркими, и пес крепко заснул.

Наблюдали за ним постоянно. Вытирали насухо, сушили уши, проверяли на наличие поверхностных травм. Все было в порядке. Пес был очень крепким, с развитой мускулатурой. На вид ему было лет 5-6. Мы приняли решение оставить его пока у себя – откормить и посмотреть, как они будут уживаться с Батом. Хотели потом его кастрировать.

Пес просох, расслабился, начал вставать. Понятно, что он был в шоке от произошедшего и от того, что находился в квартире с людьми и другой собакой. Но вел себя тихо, аккуратно. Бат вначале лаял на него, но потом подошел, и они спокойно обнюхались. Затем пес попил воды – это хороший признак. Опять поспал. Мы оставили его в покое, установили камеру в комнате, чтобы из спальни на-блюдать за его перемещениями и состоянием.

Пес просыпался, пил. Выходил в коридор. Но мы просили его вернуться обратно. Уже то-гда поняли, что он хочет в туалет и ищет, где это можно сделать. На всякий случай весь зал, где он находился, застелили пеленками.

Решили дать ему немного поесть. Он с удовольствием ел говяжий фарш и филе. Давали по чуть-чуть, чтобы его не сто-шнило.

Он уже полностью высох, стал бодрее. Дали еще поесть. Пес хотел в туалет. Открыл ему входную дверь, но он боялся подъезда, ступенек – зашел обратно.

Пес опять спал, ел, пил. Уже ночью, под утро, пошел к входной двери. Я взял длинный шарф, чтобы мягко держать его, как на поводке, во время прогулки. Пес дошел до окошка в подъезде и хотел через него выйти! Не понимал, что нужно идти дальше по лестнице. Прошел несколько этажей, но дальше боялся. Потом прилег возле окна. Еда перестала его привлекать. Одеть на него ошейник или поводок было невозможно. Шарфа и близкого контакта он тоже очень боялся: зажимался, начинал тяжело дышать. Мне не хотелось его насиловать, да и себя подвергать опасности – пес размером с овчарку, да еще и в стрессовом состоянии – мог хорошо покусать. Так мы спускались минут 30. Он нюхал окно – опять хотел через него выйти. Назад домой тоже не собирался идти. Силой такого не затянешь, да и смысла не было. Мы вообще старались быть с ним максимально аккуратными и мягкими.

Юля пришла мне помочь, мы весело начали звать пса – и он пошел. Перед этим я открыл дверь на улицу, и, видимо, он почувствовал свежий воздух. Выбежал, обнюхался. Был, понятно, без поводка. И пошел себе. Мы за ним – он быстрее. Пытались звать – ноль внимания, еду брать не хотел. Бежали за ним – он быстрее, переходил на хорошую рысь. Мы поняли, что не догоним его. Да и как мы могли его поймать?

Счастливый конец

Пес пошел жить дальше своей самостоятельной жизнью. Согретый, накормленный. Конечно, ослабленный. Но, думаю, он уже опять где-то бродит, занимается своими делами. Он сильный и крепкий пес. Думаю, что независимый – не из тех, кто не может жить без компании людей.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/miscellaneous/istoriya-psa-kotoryj-vyzhil-v-ledyanoj-vode.html#sigProIdec14c1804d

Знаю, что кто-то не поймет нас, подумает, что не довели дело до конца. Но мы и все, кто нам помогал, сделали очень много для того, чтобы пес жил. И хотели еще больше, но не смогли. Так получилось.
Этот случай еще раз подтверждает, что люди могут собраться для хорошего дела вместе, что между нами не так много настоящих разногласий, а есть сильное внутреннее стремление кооперироваться.

Антон ВОЛКОВ,
тренер, специалист по поведению собак
Фото предоставлены автором

 

Прочитано 284 раз
Антон Волков

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Последнее от Антон Волков

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER