Архив журналов






Собираясь в свое первое путешествие, Альфред Эдмунд Брем, сын деревенского пастора и орнитолога Людвига Брема, наставлявшего паству в деревне Унтеррентендорф, что в Тюрингии, не подозревал, что он на пути к славе, что его будут читать и в XXI веке. А тогда, в мае 1847 года, он сделал к ней первый шаг. И даже не предполагал, что его первая экспедиция растянется на пять лет, полных опасностей и приключений. Его «Жизнь животных» станет классикой! Книгу будут переиздавать, дополняя новыми сведениями, а потом – переиздавать вновь и вновь, убирая дополнения, ибо с годами выяснится, что текст Брема завораживает сам по себе, несмотря на то, что знания автора устарели...

ZOO•БИЗНЕС №6/2015

 

  • Приключения начинаются!
  • Здравствуй, море – суровое, незнакомое
  • Один на один с Египтом
  • Путь на родину
  • От Абиссинии до Лапландии!

Приключения начинаются!

В

один из ясных, безоблачных дней 1847 года 17-летний юноша, кое-как выучившийся на каменщика и готовившийся с подачи отца стать архитектором – он только что поступил на строительный факультет Альтенбургского университета, безудержно мечтал о путешествиях. И – о чудо! – сама судьба его вела к приключениям! К пастору Брему наведался Вюртембергский любитель природы, птиц и приключений барон Мюллер, собиравшийся в путешествие по Африке – тогда еще мало исследованному «Черному континенту». Барону был нужен дельный секретарь, и юный Брем ему приглянулся. Юноша с восторгом, ни минуты не раздумывая, принял предложение. Отец не хотел отпускать сына, но барон его уговорил: уверял, что путешествие долго не продлится, что для молодого человека оно станет окном в мир, и в старости Альфреду будет что рассказать своим внукам.

Отъезд назначили на завтра, а накануне юный Брем прощался с кузиной, милой и благовоспитанной Матильдой Райц – своей первой детской любовью. О свадьбе они не думали: оба были очень молоды, а их семьи – бедны. Матильда обещала ждать, Альфред обещал вернуться. Они обменялись кольцами, поцеловались и разбежались: наступило время полдника, опаздывать было нельзя. Это происходило в саду пастора Брема, под старой липой. Дети горячо клялись и верили каждому своему слову, им казалось, что сейчас происходит самое важное в их жизни. Впрочем, так оно и было: он увез с собой ее сердце, а она ждала его, отказывая женихам. Потом он вернулся, как и обещал, заработал немного денег, они поженились и были счастливы. Теперь Матильда умерла, и он не знает, как жить дальше...

На дворе 1878 год, Брему 49 лет, он известен на весь мир. С ним дружит наследник австрийского престола кронпринц Рудольф, его наградили орденом Железной короны, «Жизнь животных» – международный бестселлер, лекции, которые он читает по всему миру, приносят большие деньги. Везде ему рады, можно путешествовать и писать книги, можно жить на проценты со своей славы... Но сегодня, сидя под старым деревом в своем саду, Брем вспоминает давнее время, восстанавливая все детали, прислушиваясь к ноющему сердцу... Они с Матильдой попрощались, и на следующий день рано утром, поцеловав родителей, он взял сумку, узелок с едой и отправился в Веймар – там он пересядет на дилижанс и отправится в порт. С этой минуты ему начал открываться мир.

Здравствуй, море – суровое, незнакомое

Веймарский порт и море его поразили. Толчея, разноязыкий гомон, десятки кораблей – становящихся под разгрузку и отплывающих от пирса. Маклеры, таможенники, портовые грузчики... Все толкаются, спорят, шумят. А вот и их корабль – надежная, вместительная посудина, под завязку набитая грузом и пассажирами. Мюллер взял в дорогу тюфяки, фильтры для воды, много сыров и колбас – они будут путешествовать с комфортом. Барон Мюллер ел за капитанским столом, юного Брема в кают-компанию не приглашали, но все равно ему было неплохо: хозяйских запасов хватило надолго, на корабельную солонину он перешел лишь в самом конце пути.

Наконец на горизонте показалась изумрудно-зеленая кромка берега. Брем читал об Африке, но никогда не надеялся увидеть ее своими глазами. Это было чудо! Огромный, нищий и роскошный, дружелюбный и недоверчивый к иноверцам Каир. Им предстояло путешествие по Нилу, их ждал дикий, только-только покоренный египетским правителем Судан – страна первобытных племен и экзотических животных, место, где ловкие европейские купцы делали огромные состояния. Здесь добывали жемчуг и золотой песок, драгоценное черное дерево и изумруды... Вот они плывут к Хартуму на лодке, загроможденной багажом барона Мюллера – ящиками с научным оборудованием, сложенными палатками и сундуками с оружием. Альфред, прислонившись к мачте, впитывает краски окружающего его нового мира: блеск воды, сияние солнца, неестественно яркую прибрежную зелень, запахи и звуки. Оказывается, барон Мюллер хочет привезти в Европу живых животных, желательно крупных: обезьян, тигров, крокодилов, львов; ему нужны чучела и шкуры. Он сказал, что охотиться будут вместе, а потом, если обстоятельства призовут барона в Европу, эти обязанности целиком лягут на его молодого помощника Брема. А ведь Альфреда отец научил охотиться только на дичь, ему не справиться с африканскими хищниками! Эх, вернуться бы назад, в родной Унттеррентендорф, зайти в кабинет отца с полками от пола до потолка, сплошь уставленными книгами и птичьими чучелками... Но пути назад нет: барон оплатил дорогу в один конец, вернуться можно только вместе с ним. И Альфред, очарованный и испуганный, плывет вместе с Мюллером к Хартуму – городу, построенному на человеческих костях.

За время плавания Брем стал душой компании – у него появилось много друзей, а в Африке его талант дружить буквально расцвел. Он легко мог рассмешить собеседника, импровизировал отличные тосты, забавно, но не обидно изображал общих знакомых, имитировал чужие голоса – сложись его судьба иначе, Брем мог бы стать превосходным комиком. Сидеть за одним столом с губернатором ему было не по чину, но европейцев в Хартуме было немного и привычную иерархию там не соблюдали. Вскоре грозный Латиф-паша и юный Альфред Брем стали большими друзьями: оба ценили интересный разговор и старое вино – в этом отношении губернатор не придерживался законов шариата.

Тут Брем водит охотничьи экспедиции, выслеживает львов, сплавляется через водопады. Эту науку он усвоил быстро: парень был силен и ловок, прекрасно стрелял и не знал, что такое страх. Ему легко давались языки, и вскоре он мог объясняться с туземцами. Общаясь с доброжелательным европейцем, африканцы быстро понимали, что перед ними друг. Часто это спасало жизнь самому Альфреду и его людям: увидев чужаков, жители затерянных в тропических лесах деревень поначалу принимали их за работорговцев и были готовы пустить в ход копья, но улыбка и несколько приветливых слов все меняли. Вскоре здесь была создана главная квартира экспедиции: сюда свозилась добыча охоты, здесь же был основан зверинец для прирученных животных. Брем был хорошим охотником – он привык держать в руках ружье с восьми лет, а добыча в тропических лесах Голубого Нила была более чем богатой. Но барону Мюллеру почему-то показалось, что Альфред добывает мало шкур для его коллекции. Это оскорбило молодого ученого. Он писал: «Меня глубоко возмутила неблагодарность человека, который сам не испытал всех трудностей пребывания в африканских лесах, особенно при лихорадке. Тогда я понял, что труды натуралиста редко признаются посторонними лицами. Только большая любовь к науке и глубокое понимание наслаждений, какие доставляет она, удержали меня от разрыва с ним...».

В феврале 1848 года путешественники начали путешествие по Кардофану, бассейну Белого Нила и пробыли в долине четыре месяца, собирая образцы местной флоры и фауны. Особенно много попадалось им львов, орлов, грифов и соколов. Для охотника-натуралиста страна представляла просто настоящий рай, но тяжкий изнурительный тропический климат убивал, и путешественники вернулись в Хартум совершенно больными. Оттуда спустя некоторое время они отправились со всеми коллекциями и зверинцем в Каир.

Альфред Брем. Рыцарь Африканского континента

«Эх, вернуться бы назад, в родной Унтеррентендорф, зайти в кабинет отца с полками от пола до потолка, сплошь уставленными книгами и чучелами птиц!». На репродукции – Брем-старший в своем кабинете»

Один на один с Египтом

Письма из Германии шли долго. Матильда писала, что любит его, он в ответ рассказывал, что чуть не утонул, сплавляясь по водопаду, к нему, как собачка, привязалась пойманная охотниками львица, одного из его людей на днях утащил крокодил... Но самого главного он передать не мог – что здесь, в Африке, была настоящая жизнь. Среди девственной природы, рядом с полудикими людьми он чувствовал ее полноту и не хотел возвращаться домой. Если бы не Матильда! Та детская любовь слилась с тоской по дому и превратилась в светлое, мнящее чувство...

Барон Мюллер внезапно уехал домой: его финансовые дела пошатнулись и надо было с ними разобраться. Он обещал вернуться, клялся, что вскоре пришлет денег, но время шло, а средства все не поступали. Брем оказался брошен в Хартуме с зоологической коллекцией, пойманными животными, которых надо кормить, и давно не получавшими жалованья слугами и проводниками. Пришлось самому зарабатывал деньги, и он нанялся проводником к приезжавшим в Судан богатым европейцам, любителям экзотической охоты. Затем отправился в леса Голубого Нила и далеко за Сеннар. Эти походы дали богатый материал для коллекций Брема и описаний различных видов животных.

В марте 1851 года наконец-то в Хартум пришло письмо барона Мюллера, но оно опечалило Брема: барон писал, что совершенно обанкротился, поэтому не может прислать денег. Положение ученого было отчаянное: без денег, вдали от родины... «Хорошо еще, – писал впоследствии исследователь творчества Альфреда Брема Э. Краузе, – что местные мусульманские купцы, питавшие к нему уважение, ссудили его небольшими средствами. Но ведь не все же ему жить на чужой счет! А приходилось содержать не только членов экспедиции, но и животных большого зверинца: тут были птицы, обезьяны, крокодилы, львица... Все эти дикие животные в умелых руках Брема превратились в домашних друзей».

С тех пор как Брем оказался в Африке, прошло несколько лет, теперь он считался одним из самых опытных охотников-европейцев. Он мог заработать деньги на обратный билет, но как спасти коллекции, как оплатить проезд их небольшого зоопарка? Со временем Брему стало казаться, что Африка никогда его не отпустит. Так недавно почуял беду его брат Оскар. Он давно мечтал увидеть Африку и упросил отца отпустить его к Альфреду. До поры до времени все шло хорошо, но однажды, когда они отправились поплавать, брат признался: его мучает странное предчувствие, что он не вернется домой. Альфред все обратил в шутку, оба вошли в воду, старший поплыл вперед, а когда обернулся, то не увидел ни головы Оскара, ни всплеска – будто тут никого и не было. Когда тело нашли, доктор-европеец сказал, что у брата свело мышцы, и он камнем ушел на дно. Однако самого Брема дурное предчувствие обмануло: Африка его все же отпустила...

Альфред пытался занять денег у местного богача Никола Уливи, но делец заломил несусветный процент, а в придачу попытался всучить Брему свою полусгнившую лодку. В былые времена Альфред скрепя сердце стерпел бы обиду, но Африка его изменила...

Брем взялся за свою плеть, сделанную из кожи бегемота, и как следует отлупил ростовщика.

Но выход все же нашелся: Брем рассказал о своей беде другу-губернатору, и Латиф-паша велел казначею выдать Брему деньги. И вот молодой ученый уже на полпути к цивилизации – в огромном, похожем на человеческий муравейник Каире. Подумать только, они с бароном приехали сюда пять лет назад!

Путь на родину

Итак, Каир… Африка не отпускала, манила вглубь континента, соблазняя своими миражами, но все было решено. Коллекции надежно упакованы, звери накормлены и обихожены, непривычная к звукам большого города львица Бахида тревожно мечется в клетке... Все погрузили в корабельный трюм, зверей устроили как можно удобнее, и летом 1852 года Брем поплыл на родину – из приключений и романтики в обычную, размеренную и предсказуемую жизнь.

В Европе ему пришлось распродать часть своих сокровищ и расстаться с верной, любимой, ручной львицей Бахидой, чтобы расплатиться с долгами. Животные попали в разные зоопарки. Львица Бахида, любившая обнимать его передними лапами, оказалась в зоосаде австрийского императорского дворца – расставаться с ней было особенно тяжело. В Хартуме она бегала за ним, как кошка, сторожила дом, словно пес: это было милое и преданное создание, но не брать же ее в Унтеррентендорф, в скромный пасторский дом!

Вернувшись под отчий кров, Альфред пора-зился тому, каким все здесь выглядит маленьким, почти игрушечным. Крошечный садик, маленькая прихожая, отцовский кабинет с книгами и чучелами птичек – и тех и других стало гораздо больше. Отец состарился, ссутулился и совсем поседел. Увидев сына, он всплеснул руками, бросился его обнимать и чуть не заплакал. Началась обычная жизнь. Альфред весь отдался естествознанию – поступил сначала в Иенский, потом в Венский университет. Тогда же началась его литературная деятельность: он печатал орнитологические очерки в журналах и был одним из основателей Немецкого орнитологического общества. В 1855 году им были выпущены «Путевые очерки с северо-восточной Африки». А еще он женился на Матильде. Все вышло, как в книгах, которые они оба читали в детстве: рыцарь отправился за приключениями, девушка обещала его ждать и сдержала слово. Вот только жизнь, которая началась после свадьбы, совсем не походила на романы. Маленький дом, где всем было тесно, вечно болеющие ребятишки, безденежье… Приключения остались там, в Африке, а здесь приходилось зарабатывать и кормить семью. Но путешествие принесло ему известность, а острое перо ее поддержало: он стал директором гамбургского зоологического сада и сделал его лучшим в мире!

А когда не поладил с городским начальством и пришлось оставить место, его позвали в Берлин. Растущий и богатеющий город решил обзавестись аквариумом и директорствовать предложили именно Брему. Аквариум, открытый в 1869 году, стал его детищем, он вышел по-настоящему грандиозным – огромным, с большими подземными помещениями, электрической подсветкой, сотнями видов рыб. Аквариум стал одной из достопримечательностей города, но Брем им руководил недолго – через несколько лет оставил эту должность.

Альфред Брем. Рыцарь Африканского континента

Брем смотрел на зверей как на людей: он видел в них ум, волю и характер, с животными ему было интереснее, чем со скучными собеседниками. На этом фото Альфред Брем в кафе со своей любимой обезьяной Молли

От Абиссинии до Лапландии!

Ему нравилась свободная жизнь, он любил путешествия и работу над книгами, встречи с новыми людьми, дружеские застолья и охоту. Брем объездил Норвегию и Лапландию, Туркестан, Средний Дунай и Испанию. В Абиссинию он ездил с герцогом Эрнстом I, Саксен-Кобург-Готским, и его приближенными, и об этом написали все газеты. Но все-таки своей настоящей славой Брем был обязан книгам. В первую очередь, написанной, словно приключенческий роман, «Жизни птиц». Потом увидел свет десятитомник «Жизнь животных» – над дополнениями к нему Брем работал до конца своих дней. Его необыкновенный успех был связан с тем, что Брем смотрел на зверей как на людей: он видел в них ум, волю и характер, с животными ему было интереснее, чем со скучными собеседниками. Брем выступает в качестве удивительного рассказчика и наблюдателя жизни животных во всех ее проявлениях, описывает повадки, наклонности, характер, привычки, среда обитания...

Потом был Туркестан – до Алатау, и Сибирь – до Карского моря. Путешествие дало ему богатый материал по зоологии и этнографии. Он познакомился с представителями многих народностей: калмыками, киргизами, остяками, самоедами. Несомненно, описания поездки дали бы много интересного. Но Брем не успел сделать этого. Путешествие по Сибири было последним крупным путешествием в жизни Альфреда Брема. С тех пор он предпринимал только небольшие, хотя и с научной целью, поездки по Венгрии и Испании. В 1883 году его пригласили в Северную Америку – прочитать цикл лекций о своих путешествиях.

 

...Теперь же, сидя в саду под старой липой, украшенной их с Матильдой именами, уже великий писатель и путешественник Альфред Брем вспоминал прожитые вместе годы, пытаясь найти что-то необычное и яркое, и не мог. Обычная, похожая на многие другие семейная жизнь — он путешествовал, писал, блистал в обществе, а Матильда была его тенью, доброй феей их дома. И теперь Альфред чувствовал огромную пустоту. Больше ему не к кому возвращаться, и он никуда не хочет ехать…

После смерти жены Альфред сильно сдал и работал через силу. В 1883 году он подписал контракт на 50 лекций в Америке. Накануне отъезда все пятеро детей заболели дифтеритом — в то время эта болезнь часто оказывалась смертельной. Остаться дома Брем не мог: это грозило ему разорением – американский контракт предусматривал огромную неустойку в случае отказа. В Нью-Йорке ему вручили телеграмму: младший сын умер вскоре после того, как Альфред уехал... Самому ему жить оставалось тоже недолго. Те, кто был рядом с Бремом в последние минуты, говорили, что он постоянно вспоминал жену и умершего сына. Обещал вернуться, уверял, что разлука будет недолгой, и поднимал руку, пытаясь кого-то обнять. Через несколько мгновений глаза Альфреда Брема закрылись навсегда...

 Лилия ВИШНЕВСКАЯ

Прочитано 667 раз
Лилия Вишневская

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

https://twitter.com/zoo_sv

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER