Архив журналов







Кто они – профессиональные кинологи силовых структур? Откуда берутся и какой путь проходят, чтобы стать настоящими мастерами своего дела? Сегодня на эти вопросы редакции журнала ZOOбизнес отвечает гость номера – начальник Отдела организации кинологической деятельности национальной полиции Украины ВИТАЛИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ИВАНЧЕНКО. Путь кинолога в профессию он показывает на личном примере.

Иногда кинологами рождаются

С

собаками я с самого рождения. Отец мой пять лет отслужил в Германии, в Западной группе войск. Когда он демобилизовался, привез с собой немецкого боксера, суку. Однажды нашу боксершу недоглядели, и она подгуляла с кобелем восточноевропейской овчарки. Родились щенки. И в том же месяце родился я – мы все были февральские. Одного щенка отец оставил в семье. Пес выглядел почти как мастиф – огромный, рыжий, с шикарной головой, висячими ушами и купированным хвостом.

ZOO•БИЗНЕС №9-10/2016

  • Иногда кинологами рождаються
  • Учёба и служба
  • «Непрестижная» профессия 
  • Погдотовка кадров. Наше время

Родители рассказывали, что дрессировать этого пса я начал с пеленочного возраста: разбрасывал игрушки из кроватки, чтобы он мне их назад забрасывал. Тогда у нас был частный дом в Киеве, на Куреневке, а Куреневка – это холмы, яры… Став по-старше, я катался на этой собаке с горок…

Потом, когда дом снесли – мне было тогда 6 лет, – нам дали квартиру, и родители отдали эту собаку на охрану садов под Киев. И я понял, что потерял друга. Тогда же у меня появилась дет-ская книжечка в стихах «Дозор» – о мальчике, который нашел щенка овчарки, и как впо-следствии из этого щенка вырос настоящий пограничный пёс. Это была моя первая книга, которую я прочитал самостоятельно. С книги всё и началось – я решил, что, когда вырасту, пойду на границу с собакой.

В 1984 – мне тогда было 16 лет, – я пошел в ДОСААФ и заявил, что хочу щенка, чтобы стать пограничником. Прошел там четыре месяца обучения, сдал первые в своей жизни кинологиче-ские экзамены. Председатель клуба сказал, что раз теория сдана на «отлично», то я имею право приобрести щенка. Причем, владелец кобеля уступил мне право первого выбора алиментного щенка. Стоил тогда щенок овчарки очень дорого – 120 рублей! Я стал копить деньги, собирал мелочь и откладывал по 3 рубля. Насобирал рублей 70-80, остальные бабушка добавила. Мать меня всё время провоцировала: «Может, джинсы купишь?» Я говорил: «Нет! Только собаку!». Пришло время, выбрал я себе самого лучшего щенка, с двухнедельного возраста ходил, наблюдал, как он растет. Назвал я его Буран. Мы занимались с ним летним многоборьем.

Учёба и служба

В военкомате я сразу сказал, что пойду на границу со своей собакой. Поэтому, когда нас с Бураном в 1986 году призвали, то сразу отправили в школу подготовки кинологов в Великих Мостах под Львовом. По окончании мы попали в Отдельный контрольно-пропускной пункт Чопа – самый главный и самый большой на нашей западной границе. На этом ОКПП работало более 30 собак!

Наши собаки производили досмотр транспортных средств, то есть поездов. Работали по 12 часов, одна собака такой на-грузки не выдерживала, так что приходилось брать по две. Два инструктора отрабатывали 5 путей – сколько за смену поездов зайдет, столько и досматривали. Рекорды были до 30-35 составов при длине состава чуть не полтора километра! Для собак это очень большие нагрузки – ведь по технологии они должны со всех сторон вагон обнюхать, сперва с одной стороны, потом пролезть под вагоном – и то же самое с другой стороны. Пока учишь собаку – лазим вместе, а потом она это делает одна, а инструктор просто идет по прямой. Потому к 6 годам собаки изнашивались, у них ноги не выдерживали. Некоторых списывали, некоторых передавали в милицию, там не такая мощная на-грузка.

Ближе к концу службы мой Буран при обыске вагона вытащил какую-то подозрительную тряпку. Я ее забрал, пасть ему снегом вымыл. Но, видимо, там был яд: чешские контрабандисты таким образом проверяли, работают ли наши собаки. Бурану стало плохо. Отвез я его в часть, его стали лечить, спасать. Когда собаке стало очевидно лучше, я поехал поступать в погранучилище – в Алма-Ату. А потом мне написали, что Буран на третий день после моего отъезда все же умер.

По возвращению взял я Дуная. Собака год стояла, никто не мог с ним контакт наладить, он нервничал, кусался. А я за 15 минут с ним договорился, через полчаса мы уже на границу выехали. Еще через 2-3 часа привязываю его, хочу отойти и чувствую, что почему-то не могу. Оказалось, он меня зубами за бушлат держит, чтобы не уходил. Через полгода Дунай стал лучшей собакой ОКПП Чопа. После моей демобилизации его снова год никто взять не мог, он меня всё ждал.

«Непрестижная» профессия

Вернувшись в Киев, я сразу пошел в уголовный розыск. Хотя меня отговаривали, это ведь всегда была непрестижная и малооплачиваемая работа. Но как раз в тот момент в Киеве было громкое дело с взятием заложников, с задержанием, все газеты об этом писали. Это и сыграло решающую роль. Тогда же в Киевский кинологический центр привезли Дакара – собаку моего сослуживца, я эту собаку знал еще с Великих Мостов, даже помогал его «злобить», чтобы товарищ экзамен хорошо сдал. Жесткий пес был и жуткий холерик! С моим Бураном вечно конфликтовал, людей кусал направо и налево, даже женщин не щадил. В Киеве никто не мог с ним сладить. В общем, не знал я – узнает он меня, не узнает, а если узнает, то как отнесется. Я ведь ему не хозяин, не друг, скорее, на-оборот. Выпустили его из вольера, он в метрах 30 стоит, смотрит на меня. А я ведь его возможно-сти знаю! Подготовился, жду. Вдруг он как рванет с места на меня! Подскочил, встал на задние лапы… и облизал мне лицо. Так что, начал я свою службу в Киевском угрозыске с должно-сти младшего инспектора-кинолога уже с Дакаром. Потом и другие собаки были.

А в 2003 году была Югославия, служба в составе миротворческой миссии ООН. Туда мы отправились со спаниелем Стингом. Не так-то просто было туда попасть, международная комиссия проводила очень придирчивый отбор среди кинологов 25-и стран. Конкурс от Украины был огромный! Оно и понятно, моя зарплата, а на тот момент я до-служился до капитана, составляла 740 гривен. При этом, командировочные кинолога-миротворца – 1000 долларов! Ясно, что желающих попасть на службу в Косово было немало. Но мы со Стингом попали.

В Косово я получил возможность сравнить условия службы кинологов на Западе с нашими. Скажу так: первый месяц мне казалось, что я попал в сказку. Второй месяц было ощущение, что мы находимся в санатории. А на третий месяц стало скучно. Где привычные неудобства? Где авралы? Где трудноразрешимые проблемы? Их нет! Работай себе и работай, всё спокойно, размеренно, буднично. Скучно же! Но мы со Стингом честно отслужили в Югославии год. И вернулись в наши украинские реалии, где все сложно, где нет необходимого обеспечения, где работа кинолога держится на голом энтузиазме и по-прежнему считается непрестижной. И, самое главное, где система подготовки кадров оставляет желать лучшего.

Подготовка кадров. Наше время

В годы моей юности в Киеве был четыре большие дрессировочные площадки, на которых дети могли заниматься бесплатно. Все мы – старые кинологи, вышли с таких площадок. А сегодня ни одной бесплатной площадки нет, а сам спорт с собакой стал для владельца весьма за-тратным делом. Вот и занимаются им в основном взрослые, в виде хобби. Так что, плавного перетекания молодых собаководов-любителей в ряды профессиональных кинологов сейчас практически не происходит. Да и схема прихода новых кадров в кинологическую службу изменилась не в лучшую сторону.

Раньше в кинологическую службу милиции шли после службы в погранвойсках, имея 2 года армейской подготовки. Это был надежный фундамент. А в последние 10 лет, когда погранвойска перешли на контрактную службу, демобилизованные срочники остаются служить по месту на контракте. Поэтому к нам сейчас приходят люди с желанием работать, но без всякого опыта, порой даже не знающие как цеплять поводок. Приходится их учить с нуля, поэтому подготовка кинолога очень усложнилась. За новичком закрепляется инструктор и человек проходит стажировку, в ходе которой выясняется, подходит ли он в принципе для этого дела. Начинаем с самого простого – как убирать вольер, как выгуливать собаку, как кормить. Как место собаке обустроить, ведь кинолог должен уметь всё – и починить будку, и столяром быть, и сварщиком немножко. И, самое главное, проверяем отношение к собакам! Запускаем кандидата в кинологи в вольер – не к самым злобным собакам, конечно, но к таким, которые могут навести шороху, – и смотрим, как новичок справляется. Проверки продолжаются примерно две недели. И только потом, если мы убеждаемся, что из человека будет толк, даем ему собаку, а через какое-то время отправляем их вдвоем в школу для подготовки кинологов – в Житомирское училище, где они обучаются полгода. В общем, чтобы вывести человека на мало-мальски приемлемый начальный уровень, уходит немало времени. А небогатая в плане будущих заработков перспектива снижает количество желающих учиться, поэтому приходиться брать людей почти без всякого конкурса.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/interview/professiya-kinolog.html#sigProId79776e3283

И вот, буквально пару недель назад, мы приступили к реализации оригинальной идеи. Вместе с директором Киевского Национального Колледжа усиленной военной и физической подготовки Петровичем Василием Сергеевичем мы решили создать кинологический факультет на базе его колледжа. У юных курсантов, конечно же, есть желание заниматься кинологией, тем более что 60% детей там сироты. А что такое для ребенка-сироты дружба с собакой, надеюсь, объяснять не надо. Территория колледжа позволяет построить вольеры, мы готовы передать им щенков. У детей будет и практика, и теория. По окончанию колледжа, курсантов можно будет отправлять в наши центры подготовки. За пару лет может получиться отличная смена профессиональных кинологов! И не только для силовых структур, но и для аэропортов, Укрпочты, таможенной службы – для всех отраслей, где есть кинологические подразделения. Сейчас мы находимся на том этапе, когда всё это нужно перевести в юридическую плоскость, утвердить новый вид обучения в Министерстве образования, определить специальность идентификатором профессий. В общем, мы очень рассчитываем на реализацию нашей идеи. Ведь это же для всех хорошо: и для детей, которые будут «при деле», и для собак, которые обретут любящих и целеустремленных хозяев, и для отечественной кинологии, которая пополнится крепкими профессионалами, и в конечном итоге – для всего государства Украина!

Журнал ZOO-бизнес со своей стороны поддерживает уникальную идею создания учебного заведения для будущих кинологов и искренне желает авторам идеи всяческих успехов в ее реализации.

С гостем редакции беседовала
Светлана МАУЭР

Прочитано 157 раз
Другие материалы в этой категории: « Пришельцы из Америки БИЗОНЫ
Светлана Мауэр

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER