Архив журналов





Александр решил поохотиться один. Вообще, он никогда не был против приятной компании, с которой можно весело провести время, поделиться опытом, похвастаться (чего греха таить!) своими достижениями или хотя бы просто потравить байки. Но, увы, сезон этого года был перенасыщен подобными собраниями, а на истинную охоту, так сказать, в чистом виде, совсем не хватало времени. Приближалась зима, до закрытия охоты на пернатых оставались считанные дни, уже была открыта охота на зверя, а Александр чувствовал, что не пресытился «утиным промыслом».

Он точно знал, куда отправиться. Для охоты уже давно были присмотрены небольшие озера, точнее, лужи, которые образуются на солончаках после осенних дождей.

ZOO•БИЗНЕС №10/2014

Большие компании сюда не сунутся – нет места для маневра, а такие, как он, одиночки, это место не пропустят. Для заманивания наивной утки охотники придут сюда с манками, чучелами или подсадными утками, из-за чего будет затруднительно, если вообще возможно, охотиться с собакой. Ведь она легко может передавить подсадных, принести чужой трофей или даже попасть под шальной перекрестный огонь. Александр не хотел рисковать своими верными помощниками, так что дичь придется отыскивать самому, лишь бы удача сопутствовала меткому выстрелу.

Александр очень ревностно относился к любым деталям охоты. Дробь предпочитал отливать и выкатывать самолично, по собственной, усовершенствованной, технологии. При помощи специального сита и хитрого пресса он добивался идеальной формы и веса каждой дробинки. Поскольку пыж тоже изготовлял своими руками, каждый заряд в патронташе был удивительно стандартным и привычным, что придавало меткость выстрелу. Но даже самый надежный заряд и безупречный выстрел никогда не сделают охоту удачной, если не знать и не соблюдать множества других условий. Это больше напоминает шахматы, где для выигрыша надо продумать тысячи комбинаций, правильно отреагировать на маневры соперника, сделать поочередно несколько верных ходов и только потом поставить противника в тупик.

И вот однажды утром Александр стоял в густом камыше на берегу наполненного дождями солончака и всматривался в небо. Для того чтобы как-то себя успокоить, он время от времени сжимал цевье двустволки и еле касался указательным пальцем обеих спусковых крючков. Было по-осеннему холодно, из-за чего от дыхания мрачно парили клубы пара, шею щекотал холодок. Вокруг летало много всякой птицы: посвистывая, проносились кулики, гордо и бесшумно мелькнула тень болотного луня, предательски треща, промелькнула белобокая сорока. Но охотник терпеливо ждал появления в небе уток. Где-то совсем недалеко копошились еще стрелки: с их стороны доносились громкие споры, пробные покрикивания манка, треск камыша и даже всплески воды.

Это придавало оптимизма Александру, ведь каждая отпугнутая ими утка может полететь к нему.

Наконец в просветленном от солнечных лучей небе появилась долгожданная дичь. Александр вскинул ружье и замер. Его соседи по засаде грянули залпом, но дичь была слишком далеко. Мало того что не упала, а еще и сбившись в плотный косяк, шарахнулась в сторону. После разочарованных окриков охотники отчаянно начали дуть в манок, тщетно пытаясь вернуть ускользнувшую добычу, но утки уже обреченно летели на засаду притаившегося Александра. Стрелять в птицу, которая летит прямо на ружье, неудобно – цель буквально прячется за стволом, но опытного стрелка эта трудность только заводит. Александр ради точного выстрела, казалось, остановил не только дыхание, но и сердцебиение. Первый выстрел заставил сложить крылья селезня и плавно бросил его в болото, туча дроби от второго настигла сразу двух уток, которые шлепнулись в воду. Только сейчас удачливый охотник опустил ружье и восторженно вздохнул, глядя вслед уцелевшим птицам, чувствуя, как в его груди радостно заплясало сердце. Горе-конкуренты, наверное, видели это торжество меткости, поскольку с их стороны воцарилась полная тишина.

Александр собрал трофеи и стал снова на свое место. В душе он все еще ликовал от триумфального выстрела, немного даже жалел, что не было рядом надежных свидетелей, которые бы подтвердили его невероятно удачные «два-три». Он с восторгом и надеждой всматривался в небо, но, увы, тишина полная. Где-то в стороне, у дороги, послышался удаляющийся рокот мотоциклетного двигателя: «Вот и славно, дилетанты укатили», – с облегчением вздохнул Александр.

Показывались еще утки, но летели высоко, стрелять в них не было смысла. Александр даже успел заскучать, но глаз от неба по-прежнему не отводил. Вдруг его ухо дернулось от неожиданного отдаленного треска ломающегося камыша. Александр даже посмотрел в ту сторону, надеялся что-то разглядеть, но через сплошные заросли это сделать было невозможно. Шум затих. «Может, я тут не один, – предположил он, – может, еще какой-то стрелок притаился». Чтобы это проверить, Александр осторожно выкрикнул: «Гоп-гоп!». В ответ снова затрещал камыш. «Если бы это был человек, он обязательно откликнулся», – размышлял Александр. Спустя минуту треск возобновился с новой силой. Не отрывая взгляд от неба, Александр стал предполагать, что может так шумно копошиться. Тем временем треск приближался. «Скорее всего, кабан...» – лениво мелькнула мысль, но уже через мгновение, охваченный ужасом, он всматривался в сплошную стену камыша. Моментально вспомнились все мрачные истории о крутом и свирепом нраве этого клыкастого зверя, которые неоднократно пересказывались охотниками.

Когда шум утихал, Александр четко слышал тяжелое, переходившее в хрип дыхание. «Точно кабан!» – теперь уже с ужасом заключил охотник. Скорее всего, зверь был потревожен пальбой, может, его погнали другие охотники, от чего тот рассвирепел и теперь ищет, на кого бы выплеснуть агрессию. Благородная «пятерка» (калибр дроби – прим. авт.), которая была в стволе и патронташе, даже при выстреле в упор не остановит вепря, а наоборот, может его разозлить. Александр искренне пожалело том, что не прихватил с собой превосходную картечь, которая пылится дома где-то в ящике с боеприпасами. Охотник, охваченный паникой, бросился бежать с болота. Впопыхах он даже забыл о дичи, вернулся подобрать трофей, упустил ружье. В смятении схватил все свое добро в охапку и дал деру. Шум, треск и дыхание зверя гнали прочь, Александр даже не оглядывался. С досадой почувствовал, какой обузой при бегстве оказались три утки, как неожиданно путалось в ногах ружье, как не выпускало болото ноги.

Когда выскочил из зарослей, оглянулся и увидел, как дрожат кисти камыша и с треском ложатся его стебли. От испуга сердце забилось, и он что было силы побежал вперед, к машине. Хотя мчался быстро, страх замедлил время, и считанные секунды бега растянулись в длину изнурительного марафона. Заскочив в машину, которая стояла в реденьких кустах, Александр поворотом ключа включил зажигание и... Неожиданно, несмотря на мокрый от пота лоб, нервную отдышку и часто бьющееся сердце, он почувствовал себя в полной безопасности. Только сейчас охотник осмелился взглянуть на преследователя. Из камыша грязный, шатаясь от усталости, с запавшими боками, вывалившимся из пасти языком, вышел самый настоящий гончак. Видимо, кто-то взял собаку на охоту, а тот, сбитый с толку стрельбой, погнавшись за дичью, потерялся и теперь ищет своего хозяина, а может, до сих пор догоняет призрачную дичь.

Александр с облегчением вздохнул. Ему стало смешно оттого, что его, бывалого охотника, смог испугать обычный охотничий пес. Александр хотел приютить бедного гончака, но пока опомнился, тот уже скрылся из поля зрения...

Василий УСАТЕНКО,
врач ветеринарной медицины

Прочитано 117 раз
Другие материалы в этой категории: « О чём не рассказывают охотники
Василий Усатенко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER