Архив журналов






Сколько интереснейших историй, фактов, подробностей событий мы узнаём во время непринуждённых, разговоров с разными людьми! Отдельные категории рассказчиков прославились своей особо изощрённой фантазией. Например, рыбаки. Только истинные рыцари удилища могут в точности описать вид, размер, вес, окраску и даже вкус той рыбины, которая коварно склевала наживку и сорвалась возле самого берега. Есть ещё и охотники, слушать их байки – это особое удовольствие! Всё значительно усложняется, если охотников несколько, а слушатель (дилетант в вопросах промысла) один. Если рассказ начинается или заканчивается клятвенным «Да провалиться мне на этом месте!», поверьте, что всё услышанное о слепом метком выстреле и летающем зайце, чистейшая правда.

ЗАМАНЧИВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

ZOO•БИЗНЕС №11-12/2015

 

  • Заманчивое предложение
  • Выезд в поля
  • Голубиная охота
  • "Удачливый" охотник
Ч

ем ближе к сезону охоты, тем чаще звучат рассказы об охотничьих похождениях. Со временем понимаешь, что, наслушавшись баек от бывалых добытчиков, становишься немного экспертом в вопросах промысла. Но стоит только «профессионально» прокомментировать рассказы видавших виды стрелков, как тут же тебе в мягкой форме напомнят что «ты пороху не нюхал и крови не видел». Но мне повезло. После очередного страстного рассказа о небывалой добыче один из охотников выпалил: «Что толку с этих пересказов, вот поехали с нами на охоту, там ещё и не такое увидите!» Предложение, конечно же, заманчивое.

Я к охоте отношусь с определённой предвзятостью. Несмотря на то, что мой дед был охотником, родной дядя неоднократно брал меня на ловы, особой страсти к этому процессу я не испытываю. Я не в восторге от огнестрельного оружия, хотя понимаю красоту вороненой стали и удовольствие от удачного выстрела. В юношестве я проводил много времени на лоне природы, наблюдая за дикими зверями и птицей, но мне и в голову не приходило, что на них можно охотиться. И, наверное, самый проблемный момент состоит в том, что я не могу равнодушно отправить на тот свет ничего не подозревающую дичь только по той причине, что это лично мне доставит удовольствие. Но, даже с учётом этого, разве можно пропустить шанс, чтобы увидеть, а может и поучаствовать хотя бы в одном из многочисленных приключений, рассказы о которых просто кружили голову!

Вскоре после открытия сезона охоты на птицу, примерно во второй половине августа, меня пригласили на голубиную охоту. Я настроился на то, что этот процесс займёт целый день, но меня успокоили – учитывая время, потраченное на дорогу туда и назад, потребуется не более двух часов. Так же меня убедили, что не понадобится специальной одежды и тяжёлой обуви – покрывать большие расстояния тоже не доведётся. И вообще, мне показалось, что настроение охотников больше соответствовало стрельбе в тире, чем охоте на дичь.

ВЫЕЗД В ПОЛЯ

Настал назначенный вечер. В машине нас разместилось пятеро. Мужики были одеты по всем канонам охотничьего дела – камуфляжи, патронташи, высокие ботинки. Несмотря на серьёзность намерений, они всю дорогу смеялись и шутили. Заехали мы действительно недалеко, всего пару километров за село. Бывалый – товарищ который пригласил меня на охоту, рассказывал о том что сегодня утром, на рассвете, приезжал сюда и видел как из посадки вылетали тучи голубей, это значит что, скорее всего, ночевать они прилетят сюда же. Место, куда мы прибыли, представляло собой лесополосу, которая разделяла поле дозревающей кукурузы и поле ещё зелёной сои, вклиниваясь в плантацию вызревшего подсолнуха. Рядом, за подсолнухом, виднелись заросли камыша, которые скрывали небольшое болото. Бывалый поставил машину в посадке, и мы отправились к полю подсолнухов.

Хочется сказать пару слов о так называемых культурных полях. Ещё лет двадцать назад невозможно было вырастить ни подсолнух, ни кукурузу без проблемной ручной обработки. На прополку выходили полчища наёмных людей, которые практически вручную уничтожали «дружные всходы» сорняков. На современном же поле процедуры прополки вы не встретите, её полностью вытиснила тотальная обработка гербицидами. Именно поэтому на тех полях, которые были выбраны для охоты, практически не было сорняков – их выжгли химией. Смело напрашивалось предположение, что такая обработка должна пагубно отразиться и на количестве дикой фауны, но я увидел множество птиц, тучи насекомых. А по словам моих спутников, здешние места богаты лисами, енотами, барсуками и даже диким кабаном, в чём я очень усомнился. Мои сомнения были развеяны, после того как Бывалый повёл меня в глубь кукурузной плантации и показал следы оставленные дикими свиньями. Кроме многочисленных следов на земле, были ещё и кочаны кукурузы с характерным надкусом, истоптанная трава в посадке, обтёртые боками деревья. Судя по приметам, тут не одна и даже не пять свиней устраивали пирушку. Мне, опытному свиноводу, хотелось увидеть и что-то более характерное – помёт, или щетину, но найти их не повезло. Когда же мы подошли к кургану, который возвышался среди соевого поля, не составило большого труда обнаружить несколько явно обжитых барсучьих городищ и лисьих нор. Напомню, что всё это происходило всего в паре километров от села, среди обрабатываемых, культурных полей, а не в заповеднике или заказнике.

ГОЛУБИНАЯ ОХОТА

Ближе к закату охотники разошлись по местам. Голуби, перед тем как усесться на ночёвку, обычно кормятся и именно в этот момент они становятся уязвимыми. Для того чтобы привлечь птицу в определённые места, используются примитивные муляжи: кусок фанеры в форме и под цвет птицы втыкается в шляпу подсолнуха и привлекает к себе голубей. Я и Бывалый вышли в поле, обосновались на границе между подсолнухом и кукурузой, другие же охотники разместились вдоль посадки. Они созванивались по мобильным телефонам и корректировали свои дальнейшее перемещения. В определенный момент все переговоры прекратились.

Бывалый указал мне на то, что над подсолнухами показалось около пяти голубей, но были они настолько далеко, что стрелять по ним не было смысла. Раздалось несколько выстрелов со стороны лесополосы, через секунду ещё дуплет. Бывалый вскинул ружьё, прицелился в пролетающего в сотне метров голубя, но стрелять не стал – далеко. Для меня было открытием, что дикий голубь очень скоростная и маневренная птица, он легко может изменить направление движения, кувыркнуться на полном ходу, резко набрать высоту. Ещё несколько одиноких выстрелов громыхнуло со стороны наших компаньонов, но это явно было не то, на что делался расчёт изначально. Первое, что мне пришло на ум – голубиную стаю разбили другие охотники или птицы нашли себе лучшее место для ночёвки. Но, как мне позже объяснили, голубей с насиженного места выстрелами согнать трудно, а вот хищная птица, болотный лунь, например, своим разбойничьим налётом, действительно может вынудить голубей покинуть облюбованное место.

Мы ни с чем возвращались к машине. По пути на нас вылетели несколько испуганных голубей, которых Бывалый встретил выстрелами. Один выстрел оказался метким, но довольно неудачным, так как подстреленная птица безысходно упала в густой кустарник на краю лесополосы. Естественно, что мы даже не пытались достать её оттуда.

Я немного не успевал за охотником – хотелось больше увидеть, насытиться зрелищем и эмоциональной атмосферой охоты. Крутя головой во все стороны, боясь что-то пропустить, я заметил, как низко над кукурузой мчал голубь. Бывалый вскинул ружьё и метко пальнул в птицу. Я полез в кукурузу, надеясь первым добраться до трофея, но найти дичь, естественно, повезло охотнику.

Солнце уже скрылось за горизонтом, но наша охотничья компания не спешила по домам. Братия живо обсуждала все, что произошло на вечерней зорьке. Оказалось, что был подстрелен ещё один голубь и… сорока (для меня не совсем понятно, зачем проводят отстрел сорок). Из рассказов я прикинул, что на каждую подстреленную птицу, включая сороку и того голубя, который остался лежать в зарослях посадки, было в среднем, потрачено по четыре заряда. Предлагали и мне «пульнуть», просто так, приобщиться к процессу, но, естественно я отказался. Никто даже не вспоминал о том, что было мало птицы, каждый находил, чем себя утешить, что рассказать и чем похвастать. Особое внимание было уделено обсуждению меткого выстрела Бывалого – прицелиться за доли секунды, стрельнуть через стебли кукурузы и главное сбить голубя в такой ситуации мог только настоящий ас.

«УДАЧЛИВЫЙ» ОХОТНИК

Стремительно темнело. Казалось, что уже всё произошло и можно спокойно отправляться домой, но то, что случилось дальше, перевернуло всё с ног на голову.

На фоне, ещё светлого неба, было видно, как низко над землёй беззвучно проносились тени ночных птиц. Было понятно, что это какие-то представители семейства сов вылетали на ночную охоту. Силуэты пролетающих птиц дразнили охотников – двое взялись за ружья. Это меня здорово возмутило, ведь сыч или филин далеко не вредитель, наоборот он охотится на грызунов, да ещё и ночью. «Мужики, вам нечего делать?» попытался я вмешаться в процесс, но меня, «не нюхавшего пороху», просто не услышали. «Почему ты их не остановишь?» – обратился я к Бывалому, который спокойно смотрел на своих беснующихся братьев по оружию. Я знал, что он не поддерживал такой инициативы, но ответ был веским и коротким: «Потому что я тоже когда-то подстрелил сову». Прогремел выстрел – промах. Нездоровый азарт охотников был на пике. Очередная тень беззвучно пронеслась в темноте, но её настиг залп. Сова кувырком свалилась на край кукурузного поля. Странно, но одобрительных криков не последовало. Птица трепыхалась, била крыльями о землю, беспомощно барахталась. Охотник подошёл к ней, как-то взял в руки и принёс к посадке, где сидели остальные. Слова, которые говорил «удачливый» охотник, было трудно расслышать, но смысл их был примерно такой: «Что я натворил!?». Он озирался по сторонам, как бы взывая о помощи, наивно собирался взять птицу домой, чтобы вылечить. Я подошёл к жертве и подсветил мобильным телефоном, чтобы хоть примерно оценить нанесённые ранения, но кроме окровавленного крыла и перепуганных, круглых глаз совы я ничего рассмотреть не смог. «Когда я подстрелил сову, – неожиданно вмешался Бывалый, – мне тоже стало её очень жалко, я взял её домой, но она всё равно сдохла. Так что, лучше пристрели её здесь». Мне стало понятно, что горький опыт, который получил азартный стрелок, запомнится ему на всю жизнь, и вряд ли еще когда-нибудь он будет так легкомысленно палить в темноту.

…Конечно, ничего подобного я не слышал в рассказах охотников, и ни один, даже самый красноречивый рассказчик не сможет передать те чувства и ту атмосферу, которая бывает не только во время меткого выстрела, а и в минуты осознания своей ошибки.

Василий Усатенко
Врач ветеринарной медицины

Прочитано 596 раз
Другие материалы в этой категории: « КЛАЙД Одиночная охота »
Василий Усатенко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER