Архив журналов






(Окончание. Начало в №11. 2013)

Наш первичный охотничий коллектив был премирован лицензией на кабана. Простые охотники понимают, что это такое. Мы с братом Юркой, помнится, целую неделю готовились к ней. В основном вся подготовка сводилась в пристрелке ружей пулей и картечью. Пристрелялись, настроение воинственное, но тогда, в 20 градусов  мороза и по чернотропу, пришлось вносить коррективы. Устоять на стрелковой линии в такую холодину без шума, ох, как непросто!

Коллектив разделили на две группы: одна в загон, другая – на номер. Под вечер все измучились и промерзли до косточек. Брали площади крепей, но следов пребывания зверя по мерзлой земле обнаружить не удалось. Световой день уже клонился к закату, подыскали очередное перспективное место, и мне с Юркой выпало стоять на номере перед хитросплетенным островком камыша, лозы и ольховых деревьев.

ZOO•БИЗНЕС №1-2/2014

 

С песней работать легче,

с охотой — вдвойне.

Все это стеною, покрытой инеем, находилось передо мной метрах в двадцати. В тылу редели деревья, дальше – поле. Стрелковая линия просматривалась хорошо: слева Юрка, справа – Серега. Послышались голоса загонщиков, но гон шел медленно, слишком заросшие места. Интуитивно осмотрел дерево, возле которого стоял: толстое, но взлететь на него не смогу – ветки высоковаты. Стали мерзнуть ноги, хотелось курить, но терплю. Стал вспоминать все, что знал о кабанах, и очень быстро пришел к выводу, что, как ни крути, а на такой охоте очень даже запросто самому можно стать дичью. Еще раз осмотрел дерево, даже пощупал, не трухлое ли...

Сначала я их почувствовал, а уж потом услышал, что передо мной кто-то сопит. Аж обмяк: появилась какая-то слабость в ногах, длившаяся секунды три-четыре. Зато потом ощутил прилив крови к вискам, зрение и слух обострились, и могу поклясться: я услышал, как учащенно забылось сердце. Там, в кустах, невидимая сила принимала решение. Хруст поломанных веток вперемешку с шелестом перемерзлого камыша показал, что решение принято, и три кабана на полном карьере выскочили между мной и Юркой так быстро и лихо, что я даже растерялся. Первый был большой, третий чуть меньше, а вот средний показался настоящим чудовищем, сметающим все на своем пути. Как только до меня дошло, что можно стрелять, одну за другой послал в большого кабана две пули. И было видно по выбитой земле, что попал. Тут прогремело два выстрела Юрки. Кабаны не сбивали хода, помелькали между деревьев, выскочили на поле и ушли. У меня перехватило дух, стало жарко. Подошли загонщики, стали обсуждать момент стрельбы. Председатель коллектива внимательно нас выслушал, пришел к мнению, что нужно попытаться проследить всех троих кабанов, чтобы не допустить потерю подранка. Люди устали, но все же пошли гурьбой по еле заметным следам. В ложбине следы разделились: два направились прямо, один – в сторону, но крови не было. Зашел разговор о прекращении преследования. Ко мне и брату обратился председатель и в приказном порядке отправил нас по следу, ушедшему в сторону.

 – Если кровь будет, – спросил я, – добивать можно?
– Обязательно, – твердо ответил он.
Мы с Юркой отправились по следам кабана. Шли, ясное дело неохотно, вдоволь курили, громко разговаривали, следы были нечеткие, да мы и не особо присматривались, устали и намерзлись. Брат сказал задумчиво:
– Ты знаешь, Сашка, мне кажется, я в него попал – после выстрела был какой-то шлепок, вроде как пуля ударилась в мягкое.
Я на него посмотрел с усмешкой, и он понял, что я ему не верю. Шагали по совершенно открытому месту, полем, и тут перед нами неожиданно возникла балка, поросшая небольшой травой, и в траве этой следы терялись. Хотя балка просматривалась полностью, но мы ничего не увидели, и я твердо решил поворачивать назад. Но братишка спустился и пошел по вероятному направлению движения, а через некоторое время замахал мне рукой. Я подошел ближе.


– Тебе ж говорилось, что попал, – радовался Юрка, тыкая меня чуть ли не носом в лежку – она явно была в крови. Я обвел глазами местность: кругом поля, озимые, стерня, нигде ничего не видно: а ведь такого крупного зверя мы должны были заметить, даже если бы он залег. Взгляд пал на скирду соломы, стоявшей в метрах пятьсот от нас. Ярко-красное солнце стояло над горизонтом.
– Скоро стемнеет...
– Ты какого целил, большого? – почти зная ответ, сухо спросил я Юрку.
– Ну да, большого, – подтвердил он мою догадку.
– Что у тебя с патронами? – поинтересовался я.
– Одна пуля и картечь, но пули все почти разошлись при пристрелке.
У меня тоже одна пуля осталась, даже не думал, что придется стрелять. Обдумываю варианты...
– Ну что, пойдем за ним? – строго спросил я, стараясь поймать глаза брата: я был старше его и любил Юрку, но хотел, чтобы он сам принял решение.
– Саня, он крепко битый и где-то здесь. Завтра мы его не найдем – забьется в камыши и поминай как звали, – горячо рассуждал Юрка.
– Пожалуй, ты прав.
Я еще раз осмотрел местность: все как на ладони, где-то вдали виднелась лесополоса, и только скирда соломы угрюмо мозолила глаз.
– Значит так: я иду по следу, а ты не на меня смотри, а по сторонам...

По стерне продвигались по каплям крови, когда перешли на мерзлую пахоту, следили по нечетким оттискам крупных копыт – они вели к скирде. Я был сосредоточен на следах – все знают, как трудно тропить зверя по чернотропу. Когда же до скирды оставалось метров двести, брат тронул меня за плечо. Обернувшись к нему, проследовал глазами за драматическим жестом его руки. Никогда не забуду этой минуты: большой черно-бурый зверюга наматывал круги вокруг соломы, задрав длинное рыло кверху и внюхиваясь в воздух. Мне нравилось на охотах распутывать заячьи малики, лисьи наброды, но здесь я не учел одно очень важное обстоятельство: мы шли по ветру и выслеживали не косого, а подраненного дикого кабана внушительных размеров. И все это происходило в чистом поле без единого, даже самого малого деревца. Как только это дошло до моего сознания, зверь внезапно остановился, потянул воздух, круто развернулся всем корпусом к нам. Увидев нас, вепрь, немного помедлив, сделал один, другой прыжок в нашу сторону, и, опустив рыло к земле, во весь опор ринулся на нас. Кабан был такой высокий и мчал так быстро, что мой живот непроизвольно втянулся внутрь к позвоночнику – как раз туда целился зверь своим мохнатым рылом. Сразу подумалось – разорвет! Когда я судорожно вскинул ружье, вепрь был на половину пути к нам.

Сквозь прицельную планку своего дробовика я увидел быстро увеличивающуюся в размерах мишень. Черное приобрело коричневый подпал, в долю секунды уловился неистовый взгляд маленьких, залитых кровью глаз.
– Юра, залпом! – крикнул я и нажал на спусковой крючок правого ствола, заряженного пулей.

Выстрел брата прозвучал чуть позже, отчетливо вздыбилось два столбика земли перед рылом кабана, означавшие промах. Метров пятнадцать ему оставалось преодолеть, чтобы достать нас. На этот раз два выстрела картечи слились в один, мохнатое тело кувыркнулось через голову, юзом на спине остановилось в метрах трех от наших ног. Все произошло так быстро и неожиданно, что ни я, ни Юрка даже не попытались перезарядиться. Кабан вдруг резким движением встал на ноги, отряхнулся и трусцой посеменил к скирде. Мы смотрели ему вслед, не предпринимая никаких действий, пока он не скрылся за соломой. И лишь потом перевели дух. Внезапно страх, который нас парализовал, исчез, мысль, что зверь только что мог нас покалечить или отправить к праотцам, вернула на место волю. Молча я стал осматривать патроны в патронташе. Смотрю – Юрка занят тем же. Далее все делалось четко и решительно: патроны вложены в патронник, один зажат в руке, определено направление ветра. Мы обошли скирду и приблизились к ней. Я выглянул из-за соломы и увидел то, что ожидал: вепрь лежал на животе рылом к ветру, уши прижаты к щетине, маленькие черные глаза метали искры, он снова был готов к броску, чтобы наказать своих обидчиков. Расстояние было небольшое, лежал он к нам боком, мы дружно выскочили и… Единственные звуки, которые слышали – громкие щелчки челюстей исходившие из пасти, и кабан затих. Мы с братом, не сговариваясь, вытянули по сигарете и закурили... Теперь, когда в честном поединке мы отобрали у этой махины жизнь, нам, конечно, было жаль его. Хотя, в конце концов, все живое на земле смертно: придет пора, и мы уйдем в мир иной. Но скажите мне, где еще можно испытать свой дух так, как на охоте на вепря? Неужели на зверя, привязанного на лабазе в Африке, или стреляя по нему с вышки в Венгрии?

Так что не ленитесь, активно участвуйте своими охотничьими коллективами в мероприятиях по охране фауны, заготавливайте сено, устанавливайте солонцы, насаживайте защитные ремизы, подкармливайте зверя в зимнюю стужу, разводите и берегите зверей. Можете быть уверены – вас обязательно наградят лицензией на добычу дикого кабана. На худой конец, копите деньги на такую охоту – она стоит того. Тогда и вам повезет встретиться с вепрем, исконным обитателем нашей благодатной украинской природы. Поверьте: после такой встречи будет что рассказать детям и внукам, а если повезет, то и правнукам…

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/hobby/hunting/klyk-veprya.html#sigProIdec63cf7d8b

А вот охота с луком, как в Америке, мне очень понравилась: надо ж такое – завалить медведя тремя стрелами! Ай, молодец, американец…

 

 

Александр ЖАБИНЕЦ

Прочитано 283 раз
Другие материалы в этой категории: « О чём не рассказывают охотники
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

https://twitter.com/zoo_sv

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER