Архив журналов







До открытия сезона охоты на уток оставалось еще месяца два. По старости отошла в мир вечной охоты наша лайка Лада, и мы, я и мои сыновья – Павлик, Саша и Дима, остались без собаки. Охотимся мы в основном на утку и, имея больше двух десятков сезонов за плечами, я прекрасно осознавал, что значит идти на охоту без пса.

ZOO•БИЗНЕС №6/2015

 

Н

ачинал я охоту с кокер-спаниелем Джимом в далеком 1981 году. Работал он тогда на троих: отца, брата Юрку и меня. Превосходная подача битой дичи с крепи бывала у него не всегда, но подранков он добирал. Девять лет не знали мы проблем с подачей уток. Потом были западносибирские лайки Гита и Лада. Эти девочки намного сильнее Джима, особенно в доборе подранков. Главное – они сами лет десять делали нам охоту, то есть поднимали затаившихся в камышах уток на крыло под выстрел во всевозможных болотах, озерах, прудах. Но с ними было много и мороки. Лайки очень азартны и безудержны, забрать их с поиска не так-то просто. Когда собаки преследовали утку, команды «фу» или «ко мне» для них не существовало. Так что иногда приходилось заходить в воду, ловить и вытаскивать их силой. Лада вообще могла гоняться за подранком часами, пока не поймает.

И вот теперь, когда мои пацаны подросли и стали охотниками, надо было думать о замене нашей Лады. Что такое утиная охота без собаки в наших краях, в плавнях речки Рось, я знал не понаслышке. Порядочные крепи, как правило, глубоководные, большие площади, заросшие рогозом да метелками. Бывает, днем не всегда можно подступиться к чисто битому крякашу, не говоря про вечерку.

– Так что рассчитывать на удачную охоту нам не придется, парни, – сказал я своим сыновьям.

– Да, пап, нам нужна собака, – призадумался старший, Павел.

– Придется бить только на сухом, – огорчился средний, Саша.

– Да утка дура, что ли? Они всегда стараются лететь по центру крепи, ну, а если подрывается, то набирает высоту и выходит на кислород, на сухое, – уточнил младший, Димка.

– А если возьмем щенка, то знаешь, сколько времени пройдет, пока из него хоть что-нибудь получится, – почесывая затылок, сказал Павел.

– Все с этого начинают, – возразил я, – но пару сезонов, как минимум, его нужно натаскивать.

– Брать только дратхаара, как у дяди Юры, – заметил Павлик.

– Да, неплохо бы…

У Юрки, моего родного брата, Грей – дратхаар-двухлетка, работал по утке, и, судя по трофеям, неплохо, но брат с нами на охоту не ходил, у него своя компания. Надо отметить, что наша семья любила охоту, эту любовь привил мне мой отец, а я уже своим детям. Охота стала неотъемлемой частью нашей жизни. Интересно, азартно, красиво! Одним словом – инстинкт.

Время шло. Пополнили боеприпасы, подкупили фонариков, пару манков, починили снаряжение. Это все, конечно, важно на охоте, но собаки не было. Ведь сколько раз, бывало, поедем с Ладой на Рось, на Завадовский мост, с десятком патронов, и всегда 2-3 утки у нас есть. А иные целый патронташ выпалят, уток лисицам на поживу насбивают, а сами пустые возвращаются домой.

– Заводите собак! – журил нас, незадачливых охотников, председатель УООР Александр Григорьевич Огородников. – Не стреляй утку, если видишь, что не сможешь ее достать.

У самого председателя две прекрасные лайки-утятницы. А я теперь топтун-безсобачник.

– Пап, тебя к телефону, – подбежал ко мне Димка. – Дядя Витя из Киева звонит, вроде бы насчет собак.

А я перед этим оповестил всех своих друзей, чтобы помогли приобрести щенка от толковых родителей. Заодно попросил приметить, может, кто-нибудь продет пса постарше – годовалого или, в крайнем случае, двухлетнего.

Подбегаю к телефону.

– Саша, слушай, один человек уезжает в длительную командировку за рубеж, так что у тебя есть шанс обзавестись годовалым кобелем. Свяжись с Александром Федухиным, кинологом по легавым и спаниелям, он тебе все подробно расскажет.

И я подумал: «Хорошо, что на свете есть верные друзья. Не забыли обо мне». А до охоты оставалось две недели. В течение суток я выполнил все рекомендации товарищей, и вот с курцхааром Клайдом стою во дворе в окружении своих пацанов.

– Саша, я предупреждаю: если будет давить кур, не знаю, что с тобой сделаю, – искоса смотрит на коричневого лопоухого великана моя жена Соня. – Собачники!..

– Лучше бы конечно дратхаар… Не кусаешься? – гладит собаку по голове средний сын.

– Может, тебе еще лабрадора подать? – не сводит с собаки глаз Димка. Было видно, что Клайд ему очень понравился.

– Посмотрим, что он покажет на воде. Видать, комнатный, – потрепал пса по холке Павлик.

На другой день я уехал на неделю на работу, а Клайдом занимались все трое поочередно. Стало ясно, что жил он в комнатных условиях, но был понятлив и послушен. В телефонных разговорах в основном шла речь о Клайде – утиное крылышко находит, где бы ни спрятали, послушание железное, не злобен, а главное – куры у него из-под носа воруют пищу, а он на них не реагирует, так что с матерью все уладили. Пес ей понравился, она его даже сама кормит, сдружились.

Наконец наступил день открытия сезона охоты на пернатую дичь. Все уже готово, накануне дозаряжались патроны, по несколько раз калибровались. Пришли друзья, разговоры не умолкали до утра. Охотничий дух проник в душу каждого. Клайд бегал вокруг нас, вроде как удивляясь: «К чему это все так суетятся?». А я смотрел на него и думал: «Как же ты, мальчик, на выстрел отреагируешь?». Завтра в 18.00 все будет ясно. Ведь можно чему угодно научить собаку, но боязнь выстрела – это серьезный порок. Пес, боящийся выстрела, не пригоден к охоте. Пусть он прекрасно аппортирует, делает стойку, хорошо ходит челноком, но приучить его не бояться стрельбы очень трудно, порой, вообще невозможно. Волк по своим природным качествам – силе, выносливости, обонянию – намного сильнее собаки, его удается даже приручить, но использовать в охоте или служебном деле не представляется возможным по причине панического страха звука выстрела.

Ну, вот и дождались. Открытие. Клайд нормально реагировал как на одиночные выстрелы, так и на настоящую канонаду. Кругом пальба неописуемая, а он держится молодцом. Аж от сердца отлегло. Уток на открытии было немного – то ли из-за припозднившейся весны, то ли арендаторы водоемов, несмотря на все запреты, весной поднимали и опускали воду, а может, еще какие причины, но только нормальной стаи в небе мы не видели. Клайд удивил нас своим послушанием. Невзирая на то что у него фактически было четыре хозяина, он четко выполнял все, что приказывал ему находящийся ближе остальных. Команды «лежать», «стоять», «сидеть», «фу», «ко мне», «рядом», «апорт» или «дай» выполнялись с чисто немецким педантизмом. Создавалось впечатление, что передо мной не охотничий лягаш, а по крайней мере служебная овчарка хороших кровей. Все, что падало на воду, будь то селезень или чирок, по команде, без промедления выносилось. Интенсивность подачи была безукоризненной. Прыжок в воду на 2-3 метра – такое впечатление, что по воде плывет не собака, а крейсер: всевозможные преграды в виде растений, кувшинок, плавунов мгновенно преодолевались за счет инерции крупного тела.

– Одно слово – немец, – сказал Павлик, привязывая утку на удавку к поясу.

Самое главное, он не чувствовал никакой усталости, несмотря на «комнатное воспитание», и мог аппортировать дичь до бесконечности. Но больше всего нас удивило поведение Клайда, когда мы сели за праздничный стол. Его привязали к ближайшему деревцу, дабы он не забрался на скатерть-самобранку, а пес лег и лежит, даже не смотрит в нашу сторону. Ни тебе лая, ни завываний.

– А помнишь, пап, как наш Абрек вырвал дерево с корнями и прибежал к столу помогать управиться с припасами!

– Было дело...

Абрек – русско-пегая гончая, если он не мог вырвать дерево, то начинал лаять на всю округу.

– Лада тоже подавала голос в таких случаях, – ухмыльнулся Саша.

– Немец, – уплетая бутерброд, подытожил Павлик. – Настоящий немец, чистокровный.

Охота продолжалась, вот тогда-то мы и увидели основной недостаток Клайда. Дело в том, что у него полностью отсутствовал поиск затаившихся уток и не было никакой самостоятельности. Если он заходил в воду, то выходил той же дорогой. Если кто-то из ребят заходил в плавни, то собака крутилась возле него, реагируя только на проводника.

– Да, это не Лада, – после очередного захода покивал головой Павлик.

– Так ведь ему все лишь чуть больше года, ребята, – заметил Дима.

– Натаскаем, – серьезно сказал Саша.

И правда, где-то в середине сезона попали мы в одно место, где предполагалось скопление уток. Там было неглубоко, чуть выше колен, площадь – с футбольное поле. Я пошел с Клайдом топтать с подветренной стороны, а Дима, Саша и Павел обступили озеро на номерах. Клайда будто подменили, он как стрела понесся по тростнику, задрав голову, работая верхним чутьем, и за считанные минуты на одном движении, без остановок поднял на крыло десятка три уток. Так ведь может! Мои парни отстрелялись прилично, курцхаар собрал с десяток крякашей, из них два подранка.

Наступила поздняя осень. Появилось новое опасение, как же поведет себя пес в холодной воде. Говорят, короткошерстные не очень ее любят. На улице конец октября, температура около 2 градусов. Но нашему Клайду холодная вода нипочем. Димка сбивает перелетного селезня, тот падает на чистый плес подранком, не ныряя, и уходит к противоположному берегу. Попытки добить птицу на воде безрезультатны – упал далековато, да и уплыл метров за сто от стрелка. Тут на выстрелы подбежал Клайд, навострив уши. Димка показывает на утку: «Возьми, подай». Пес вроде бы приметил, пошел, а там оказалась изрядная трясина. Как назло подранок скрылся как раз в том месте. Но собака начала искать и минут через 7 вышла на противоположный берег.

– Ну все, не взял, – расстроился Димка.

Тут смотрим – Клайд оббежал по берегу озеро и спешит к нам, только как-то неправильно двигается, будто ему что-то мешает.

– Димка, так он же утку несет!

Когда пес подбежал поближе, мы увидели у него в зубах живого подранка. Вот уж радости было!

– Зеленоголовый, – утер нос Димка, – с белым кольцом на шее, видать, перелетный.

Нет слов. То, что пес пробежал не меньше километра с живой уткой, принес под ноги именно Димке, не потрепал ее, не прокусил – это кое-что да значит. Все ласкательные слова Клайд выслушал невозмутимо, преданно глядя нам в глаза, будто ожидая новое задание...

В конце ноября чувствовалось, что вот-вот выпадет снег. Однажды мы собрались все вместе, и пошли разговоры о предстоящих охотах на зайцев и лисиц.

– Пап, давай съездим на вечерку. Вчера гулял допоздна, так слышал свист крыльев, еще не все утки улетели, – сказал Павлик.

– На наше место, – подхватил Саша.

– А где манки? Надо обязательно взять, – сразу же начал искать Димка.

Клайд уже не стоял возле нас столбом, как раньше, – сразу понял, к чему эти сборы. Знает, что без него не обойдется, поскуливает, косясь на поводок. К этому времени он уже повзрослел, стал более серьезным. Шутка ли – охотничий пес.

Есть у нас свое заветное место – каждый сезон мы заканчиваем там охоту на уток. Вот и теперь приехали туда, расположились с четырех сторон. Я стою на сухом, Клайд возле меня, пацаны зашли на плес, стоят в водонепроницаемых костюмах по пояс в воде. Деревья уже без листвы, камыши пожелтели, не надоедают комары, прохладно. Клайд только голову поворачивает то в сторону Павлика, то в сторону Димки, то на Сашу. Замер. Удивительное дело, я охотился на уток со многими собаками, но чтобы лайка или спаниель так спокойно стояли возле стрелка, как Клайд, – не припомню. Бывает, только движение рукой сделаешь, а пес уже настоящий переполох устроит.

Сгущаются сумерки. Манок в такую пору – это сила. Через некоторое время палит Сашка со своего МР-153. Хороший ствол: три выстрела – два падения. Павлик и Дима тоже бьют без промаха со своих ИЖ-27. Мы же с Клайдом стоим, не стреляем – на нас что-то не идут. Но все равно на сердце хорошо, блаженство: пусть хлопцы стреляют, а мы и так постоим.

– Пап, давай собаку. Одну подобрал, другую не могу найти, – зовет Павлик.

– Клайд, ко мне, – кричит Сашка.

– Куда же ты делась, ведь чисто битая, – возится в камышах Димка.

«Да, стреляют неплохо. Чья школа…» – мысленно хвалю себя.

– Пошли, Клайд.

Пока притопал к ребятам, стало совсем темно. Они собрались вместе, горячо обсуждают стрельбу: откуда заходили табуны, как давали сделать облет, не били на кислороде, как манками присадили два десятка уток. Вижу, у Павлика одна висит на поясе, у Димки тоже одна.

– Пап, обшарил все с фонариком. А падали тряпками, – говорит красный от азарта Сашка. – Не могу найти, сплошные метелки.

– Четыре утки на воде в разных местах.

Димка утирает пот с лица, видно, устал.

– Клайд, выручай! – все трое с надеждой смотрят на собаку.

– Павлик, возьми Клайда на поводок, пройди к тому месту, где падали утки, и пусти с поводка, а сам стой, не двигайся, не мешай ему, – обращаюсь к старшему сыну.

Через некоторое время слышу прыжок.

– Есть! - радуется Павлик, – Зеленоголовый!

Очередь Саши. Нашли две утки. Остался Димка. Ходили довольно долго.

– Пап, что-то Клайда не слышно.

Беру фонарик, захожу в воду.

– Ну, что?

– Да вот, в метрах пятнадцати от меня ходил и смолк. Зову – не идет.

Свечу фонариком в ту сторону, куда показал Димка. Вижу – Клайд стоит по холку в воде, смотрит в одну точку и не двигается. Подошел поближе: в метре от собаки блеснуло крыло. Еще живой селезень вытянул змейкой шею, пригнулся к воде и затаился.

– Да он стойку по утке в воде сделал!

– Клайд, возьми!

Прыжок – все...

– Вот порода, – смеется Димка. – Вода же холодная, даже через костюм пробирает.

– Пап, на следующий сезон надо попробовать охотиться с ним на болотную дичь.

– Попробуем. Вообще-то курцхаар – универсальная собака. Немцы с ним охотятся и на зайца, и на кабана, и на утку, и на фазана, и на куропатку.

– А я даже читал, что курцхааром добирают подранков кабанов и косуль.

– Верно, по кровяному следу специально тренируют, и они работают очень хорошо.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/hobby/hunting/klajd.html#sigProId179edb4f8f

Сильно полюбили мы нашего Клайда. Да и те собаки, что раньше охотились со мной, тоже остаются в памяти. Многие охотники часто спорят о преимуществах той или иной породы, а я хочу сказать, что не в породе дело – не в пойнтере или сеттере, не в курцхааре или дратхааре. Каждому живому существу присуще индивидуальное начало, именуемое жизнью, и сколько бы ни было собак, каждое животное будет иметь свои неповторимые черты поведения, свой характер. Ведь сколько есть примеров хорошей работы беспородных собак! Бесспорно одно: преданного друга очень трудно найти. Но если вы найдете такого товарища, будете о нем заботиться, то он ответит вам такой преданностью и верностью, какую не сыщешь на всем белом свете. И будет, что вспомнить, и дрогнет сердце при виде фотографий давно минувших охот, и захочется еще раз повторить пережитое. Все в жизни меняется – тебя может бросить жена, предать лучший друг, могут отвернуться дети, только верный пес никогда не бросит и не предаст, а останется с тобой до конца.

Александр ЖАБИНЕЦ.
Фото предоставлены автором

Прочитано 328 раз
Александр Жабинец

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER