Архив журналов





М

ои детские ладони, сложенные пригоршней, разжались, обнажив размякшие от тепла конфеты. Их было шесть: по одной конфете за каждый день разлуки с матерью. На глаза навернулись слезы оттого, что я понял: мама опять уехала и приедет только тогда, когда конфеты будут съедены… Моя мама работала на недавно запущенном в работу промышленном гиганте, в городе. Ни жилья, ни детского сада обеспечено не было, а пока вопрос решался, меня оставили в селе, под присмотром бабушки. В этот раз, когда ко мне приехала мама, мы ходили на рыбалку.

Конечно, на рыбалку это было мало похоже, скорее – прогулка с удочками: утомленная работой на производстве мать и ее соскучившееся по материнскому теплу чадо сидели на берегу и болтали о чем-нибудь, не обращая внимания на поплавок. Но каким-то чудом нам удалось выудить единственного маленького карасика, которого с гордостью принесли в полном ведре воды домой. Конечно, уха из него вряд ли получилась бы, да и с жареного толку не было бы, поэтому его бросили в трехлитровую банку с надбитым горлышком, залили водопроводной водой и поставили на телевизор. С этой минуты я мог часами смотреть на попавшего в заточение карася.

ZOO•БИЗНЕС №4/2014

 

  • Спасение
  • Мир каннибалов
  • Семейная идиллия

Когда я доедал первую конфету, вода в бутыли, залитая из крана, взялась мелкими серебристыми пузырьками, и карась беспокойно метался, поднимая их вверх. Постепенно он успокоился, залег на дно и, как ни странно, сам укрылся пузырьками, не двигался, только жабры создавали мелкую дрожь. Через некоторое время вода стала прозрачной и мой узник начал спокойно проплывать по окружности, видимо, изучая свое жилье. Утром следующего дня я съел вторую конфету, а серебристый карась, искаженный цилиндром стеклянного сосуда и толщей воды, будто бы хвастаясь, показывал мне свои блестящие бока. Я прилипал лицом вплотную к сосуду и жадно рассматривал это фантастическое существо – каждую зеркальную чешуйку, каждый кружевной плавничок, пристально всматривался в большие, перепуганные глаза, с удивлением заглядывал в подвижный и беззубый рот. Все, на что хватало моей детской фантазии, это набросать ему хлебных крошек, но они, нетронутыми, осели на дно банки. Карась бессмысленно пучил глаза, поднимался к поверхности и жадно хватал воздух.

Грусть охватила меня, когда утром третьего дня я, забыв про очередную конфету, заметил, что вода в банке помутнела, а карась стал бледно серым и, тяжело двигая жабрами, остановился у самой поверхности, почти вертикально. «Ему плохо. Может, он соскучился по дому, за родными, за мамой». Смотреть на мучения рыбки было невозможно. Я долго канючил у бабушки, ходил за дедушкой, просил, чтобы меня отпустили на ставок – выпустить карасика на волю. Но все были заняты, и рыбка осталась в банке еще на одну ночь. Вечер я просидел, глядя на погибающего карася, еле заснул и всю ночь просыпался от тревожной мысли – вдруг не успею ему помочь…
Утром следующего дня к водоему меня отвели, по просьбе и поручению занятой бабушки, молодые соседи – парень и девушка. Банку мне не доверили, но я постоянно смотрел на нее, из-за чего спотыкался и путался в высокой прибрежной траве. Путешествие оказалось тяжелым испытанием для изведенной неволей рыбки: когда мы оказались у воды, карась безвольно лежал на боку. Наконец я схватил обеими руками банку и, промочив ноги, опрокинул ее в водоем. Встревоженный ил осел и стало видно, как бедный карась, сверкая своим блестящим боком, пытался принять естественное положение. С большим трудом ему это удалось, и он, ковыляя хвостом в разные стороны, медленно скрылся в темной воде. Я сквозь слезы радости смотрел ему вслед, но ответственная парочка поволокла меня домой.

Конечно, мне досталось от бабушки за промокшие ботинки, но даже наказание домашним арестом не смогли омрачить ощущение, что я все-таки успел спасти карася. Празднуя победу, я спокойно доел весь запас «календарных» конфет, уже тогда поняв, что мама приезжает не тогда, когда я съедаю конфеты, а когда наступает очередной выходной.

Мир каннибалов

Подростком я просто бредил аквариумом. Я видел его везде: в фильмах про войну, в учебниках по математике, в любимых журналах, в комнате своего товарища – везде, кроме своего дома. Я пытался самостоятельно обзавестись каким-то подобием аквариума – в виде трехлитровой банки с широкой горловиной, в которую бросил несколько речных мальков, пучок роголистника и пару черных прудовиков, но моих питомцев было трудно рассмотреть, да и маленький объем меня не устраивал.

И вот однажды все сложности были преодолены, мне подарили настоящих аквариумных рыбок с мистическим названием – «живородящие гуппи». Шесть, еще слабо окрашенных, рыбок временно поселились все в той же банке, на том же подоконнике. Всего через месяц мне торжественно приобрели настоящий двухведерный аквариум, который тут же был оборудован компрессором-аэратором, лампой, на дно засыпан отборнейший песок, в который посажена настоящая валлиснерия. Гуппи удачно прижились в моем аквариуме. Я с нетерпением ждал времени кормежки, часами не отрывал глаз от блуждающих в застекольном мире, среди яркого песка и вьющихся водорослей, рыбок, наблюдал за лениво передвигающимися улитками. Страшно хотелось, чтобы хоть что-то произошло необычное: к примеру, чтобы мои воспитанники проявили признаки интеллекта (у меня сложилось мнение, что живорождение, свойственное для гуппи, сближает их с человеком). За часы беспрерывных наблюдений я научился выделять в поведении этих «простых» рыбок испуг и радость, живой интерес к окружающей обстановке и бесцельное блуждание, простую драку и изысканные брачные танцы. Мне казалось, что я открыл мир, о существовании которого никто, кроме меня, не знает.

Поскольку из шести моих питомцев выделилось два довольно активных самца, неизбежно приближался волнующий момент живорождения. И вот однажды вечером я заметил, как среди водорослей метнулся крошечный темно-серый малек. Больше за весь вечер я глаз от аквариума не отводил. Мне повезло еще больше: я увидел, как рождается еще один малек: маленький хвостик мелко дергался, выглядывая из утробы матери. Выпав наружу полностью, новорожденный на какое-то время завис, потом моментально скрылся в водорослях. Третий малек хоть и родился без проблем, но к моему ужасу его одним махом заглотнула самка, которая рыскала рядом. Я дрожащими руками схватил сачок и начал отлавливать приплод, перемещать мальков в стоявшую рядом трехлитровую банку. После того как я спас десяток мальков, пришлось несколько переоценить отношение к своим любимцам. Конечно, жаль было потерянных малюток, но гуппышей я не возненавидел – просто открыл для себя еще одну особенность в их поведении. Со временем я понял, что это даже не каннибализм, а просто неспособность рыбок отличать своих детенышей от корма.

Наблюдая за бурной жизнью в аквариуме, радуясь пополнению, огорчаясь из-за потерь, я наполнился интересом к познанию окружающего мира, и не только живого. Разыскивая дефицитные книги по аквариумистике, я параллельно пересматривал много другой, очень интересной литературы. Для ведения аквариумного хозяйства оказалось мало знаний по биологии, которую я изучал с удовольствием в школе, надо было владеть и другими науками – физикой, химией, географией. Кроме того, чудесным образом расшифровка поведения хладнокровных рыб помогала мне, подростку, ориентироваться и в реальной жизни.

Семейная идиллия

Первый раз я увидел этих рыбок на базаре, в тесном переносном аквариуме. Видимо, это была любовь с первого взгляда, потому что я сразу же их купил. Обычно приобретению любых рыбок, не важно, вылавливал я их в реке или выменивал у знакомых, предшествовало длительное изучение их по книгам и журналам. А в этот раз я был просто очарован. Во-первых, бросалась в глаза разница в размерах между самцом и самкой – самец был раза в два крупней, что совсем не типично для рыб. Во-вторых, они были настолько фантастически ярко окрашены, что казались пластмассовыми игрушками или пасхальными яйцами. В-третьих, продавец их назвал довольно легкомысленно «попугайчики», что не предвещало никаких проблем. Когда нес их домой, я и не мечтал о тех приключениях, которые мне доведется наблюдать.
 

Дома у меня пустовал один из аквариумов. Засаженный лучшими водорослями, устланный ярким гравием, застроенными загадочными гротами из крупных камней, оборудованный по последнему слову техники – обогревателем с терморегулятором, компрессором и рефлектором, он ждал очередных обитателей. Одно время там жила золотая рыбка, ее сменили быстрые и беспокойные данио, потом пытались продлить род бойцовские петушки, но все они не оправдали моих надежд. Теперь тут живут попугайчики. Первые дни после поселения они меня тоже разочаровали: почему-то их цвета померкли, самец сидел в одном углу, а самка в другом, кроме потасовки за корм больше никаких движений не было. Мне попала в руки книга, в которой было подробно описано, как правильно содержать моих новых питомцев. Оказалось, что настоящее имя моих попугайчиков – пельматохромисы, и поскольку их родина – Африка, то вода должна быть выше 25 градусов, еще желательно оборудовать в аквариуме убежище в виде перевернутого и продырявленного глиняного горшка.

Я так и сделал: терморегулятор выставил примерно на 26, установил горшок и начал ждать перемен. Действительно, горшок привлек самца, он там и поселился, а самка пряталась за камнями, так как самец ее не просто не пускал в домик, но и прогонял подальше от своего жилья. Можно было целый день просидеть у аквариума и не заметить какого-либо движения. Разочарование было неописуемым.

Но однажды я заметил, что в аквариуме стали происходить перемены. В первую очередь исчезли все, кроме самых крупных, улитки. Вода каким-то странным образом помутнела, гравий стал перемещаться ближе к переднему стеклу, один из гранитных гротов обрушился, а некоторые водоросли всплыли, несмотря на то что корни были довольно крепкими. Со стороны обычно немого аквариума доносился стук камня по стеклу, какие-то всплески и скрежет. Я решил вернуть на место всплывшие водоросли, но мой палец был рьяно атакован самцом. Это была уже не та равнодушная серая рыбка, лежащая на дне и ждущая, когда ей на голову свалится мотыль. Стройное тело преобразилось: живот был ярко-малинового цвета, через все тело, от глаза до кончика хвоста, тянулись две радикально черные полосы, разделенные белым шлейфом, на полукруглом хвостовом плавнике красовались два ложных глаза (два овальных черных, с белой каймой пятнышка), жаберные крышки и плавники играли всевозможными оттенками – от голубого до розового. За счет растопыренных во время атаки плавников самец казался в два раза больше, чем был на самом деле. Его атака, конечно, была очень слабой для меня, но он был настолько настойчив, что я вынул руку из воды. Попугайчик победоносно, демонстрируя свой боевой окрас, скрылся в отверстии перевернутого горшка. Я был изумлен. До этого ничего подобного мне испытывать не приходилось. Не выключая освещение аквариума, я попытался найти самку – ее нигде не было видно. Лишь после длительных поисков мне удалось увидеть самку, забившуюся между камней, которая по окраске не уступала своему спутнику.

Уже после этих событий я начал наблюдать за рыбками при выключенном свете, неподвижно замерев перед стеклом, и только так смог увидеть, как озабоченный самец в сумерках выплывает из своего логова чинить беспредел. Он мастерски уничтожал улиток, захватывая их мощными челюстями и таская по всему аквариуму, ударяя ими о стекла, перебрасывал с места на место гравий, выдергивал водоросли, обрушивал гроты из камней. Но иногда, как бы между прочим, подплывал к приюту самки и, распушив свои плавники, мелко вздрагивал всем телом, пытаясь таким образом покорить избранницу своей ослепительной красотой. Но та стыдливо удалялась под соседний камень, видимо разбивая пылкому влюбленному сердце, что давало толчок для новой волны разрушений...

А в один день вода в аквариуме стала кристально чистой, удивительный шум прекратился, а самку я нашел не под заброшенными камнями, а в убежище настойчивого кавалера. Что происходило там – неизвестно, но через отверстие было видно постоянное движение плавников и пестрых тел. Интересно и то, что рыбы стали ограничивать себя в питании.

Конечно же, в своих догадках я предполагал, что там происходит, но когда увидел результат всех этих событий, радости моей не было придела. Пара, просто умопомрачительного окраса, рыб вывели на прогулку десятка два крапчато-серых, подвижных малышей. Мать и отец были вершиной родительской опеки: легкими движениями широко расставленных плавников они удерживали свою ребятню в тесной компании, не давая им разбредаться по дну, особым поворотом тела самец и самка в случае опасности подавали сигнал тревоги малюткам, после чего те замирали, падали на дно, сливаясь с гравием. Легкий шок я испытал, когда самец на моих глазах собрал весь приплод себе в рот, но оказалось, это для того, чтобы перенести сорванцов в домик. Таким же приемом заботливые родители возвращали отбившихся и заблудившихся детенышей. Семейство соблюдало четкий график прогулок, который корректировался в зависимости от длины светового дня. Если случалась какая-нибудь пожива, мощные отцовские челюсти жевали ее до тех пор, пока она не превращалась в тучу пыли, которой лакомились прожорливые малыши. За их семейной идиллией можно было наблюдать сутками напролет и каждую секунду открывать что-то новое и неожиданное.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/fish/aquarium/podvodnyj-mir.html#sigProId64fecf3cc0

Так в небольшом аквариуме произошел большой переворот. До этого я и предположить не мог, что рыбы, вопреки всем теориям, предрассудкам и утверждениям способны на такие сложные эмоции, могут выражать целеустремленность, ярость, отвагу, гордость, заботу, нежность и любовь. Конечно же, можно все списать на бесконечную цепь переплетений условных рефлексов и бессознательных инстинктов, но когда за этим наблюдаешь сам, то полностью веришь искренности всех их переживаний.

Василий Усатенко,
врач ветеринарной медицины

Прочитано 232 раз
Другие материалы в этой категории: « Красный попугай. Рыбка-революционер
Василий Усатенко

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER