Архив журналов






Чтобы помнили…

Много лет назад вернувшийся из армии младший сержант запаса Юрий Ананьев шел мимо театра Дурова. Все дороги были открыты, в карманах пусто, будущее неясно. Билет на представление стоил 10 копеек. Денег Юрию не хватило, но дрессировщики пустили бесплатно, показали театр и… предложили работу. Ушел из театра заслуженный артист России, дрессировщик Юрий Степанович Ананьев только через 30 лет. Ему было всего 51 год...

ZOO•БИЗНЕС №3/2015

 

  • Прощание
  • Дворовый Огурец
  • Белый пудель

Прощание

Во время похорон его собаки выли и бросались на решетку вольера. Запертые на другом конце театра, они не могли услышать прощание с хозяином. Могли только почувствовать. А потом заболела питониха Коа.

Заслуженная артистка Театра зверей имени Дурова, коренная москвичка и барышня в самом расцвете лет недавно отметила первый юбилей. Десять лет для змей не возраст. В наличии почти четыре метра длины и 20 кг веса. Характер покладистый, вкус капризный. Крыс ест только белых. Черные могут безопасно жить в ее клетке по нескольку дней. Почему – науке неизвестно. Биологи считают, что змеи цветов не различают. Впрочем, они и в змеиную тоску не верят.

Едят питоны раз в три недели, но после смерти хозяина вместо пятнадцати положенных Коа стала съедать по паре крыс. Поэтому и обострился ее хронический стоматит и воспалились десны. Питониха, естественно, в выступлениях не участвовала: в таком виде на публике не покажешься! Кожа исколота новокаином, изо рта идет пена. Людям лекарство от стоматита делают только в виде спрея. Змеям так и вообще не делают. Линька змей тоже не украшает. Обычно у них кожа сходит чулком – с носа до хвоста. У Коа она слезала мелкими чешуйками. Као лежала в вольере, поглядывала на гостей и скорбно молчала. Да и реагировать на появление людей перестала сразу же после смерти хозяина.

Хвостом питоны не виляют, слезы не льют. Но и без того видно – плохо ей. Потом и вовсе от пищи отказалась. А ведь Ананьеву Коа всегда ползла на руки сама и за всю жизнь никого и хвостом не тронула. Пища, конечно, не в счет. Вскоре питониха Коа умерла. От тоски...

– Бывают такие интересные моменты. Например, когда мы летели на Дальний Восток, смена часового пояса, 7 часов разница. Все люди с трудом ходят, почти спят, а животные хоть бы что – как будто просто перевели часы, видно, сыграл роль световой фактор. В общем, у нас артисты – звери, поэтому они как «звери» и вкалывают. Еще дедушка Дуров говорил: «Свинья найдет дорогу домой по вывескам». Это животное, которое, как ни странно, очень близко к человеку. У человека много общего со свиньей - всевозможные генные процессы, строение кожи, их используют как доноров при пересадке органов. Мое мнение: свинья - это самое легко поддающееся дрессировке животное. На наших спектаклях детям позволяется трогать животных. И заметьте: никого не укусили и не съели у нас на спектакле (смеется)! Мы, прежде всего, подбираем для этого животных, которые не нанесут какую-нибудь травму ребенку. А во-вторых, когда выступают какие-то опасные животные, например, медведи, мы вдвойне внимательны. Кстати, по цирковой статистике самое большое количество смертных случаев при работе с крупными хищниками падает на медведей. Это самый высокоинтеллектуальный хищник, мне кажется, что он смог бы пойти по улице и даже номер трамвая прочитать!

Юрий Ананьев, Из интервью Юрия Ананьева

Дворовый Огурец

Как Юрий Ананьев стал дрессировщиком? Его путь к профессии нельзя назвать прямым. Был столяром. Служил в армии в музвзводе и играл на трубе. Закончив службу, пытался определиться экскурсоводом в уголок Дурова (ныне знаменитый Театр Зверей имени В.Л.Дурова), но получил должность служителя на участке копытных, а потом – медведей. Опытный дрессировщик Александр Иванович Юрлов, некогда работавший в картине «Белый клык» режиссера Алексадра Згуриди, стал привлекать Юрия к выступлениям. Его первым «артистом» был непокладистый медвежонок, с которым никто из дрессировщиков не хотел работать. Затем Юрий Степанович окончил Всесоюзный сельскохозяйственный институт, получил диплом зоотехника-зверовода. Работа в Театре Зверей под руководством народной артистки России Наталии Владимировны Дуровой стала его профессией и главным делом в жизни.

Однажды, еще в уголок Дурова, пришли киноассистенты с картины «Вчера, сегодня и всегда» режиссера В. Базеляна. Им нужна была собака с дрессировщиком. По сюжету фильма в детский дом приходит мальчик-беспризорник и говорит: «Возьмите меня, но только с собакой Огурцом». «Я подписал договор, – вспомнил Юрий Степанович,– и принялся искать собаку. Такое безумство можно совершить лишь в молодости, которой свойственны максимализм и, простите, авантюризм. До съемок две недели – собаки нет! Я облазил все дворы, подворотни, ящики мусорные. Птичий рынок. И наконец нашел! Этот уличный пес крутился у пивной в подмосковном Барыбине. Дворнягу звали Кадр – не правда ли, интересно? По сценарию требовался белый пес с пятнами, а Кадр был полосатый. Помыл его – в ванной осталась кромешно-черная полоса и неимоверное количество блох. Он с успехом снялся в картине – талантливы чертяка! Но возникла проблема: куда теперь деть собаку? И я решил: сделаю из Кадра артиста! С этого фильма он и стал знаменитым Огурцом – в кино и на сцене. За хвостом у него столько ролей! Но в душе Огурец, бывший Кадр, остался бродягой. Самое любимое место его – помойка: кость, найденную там, он всегда предпочитал ресторанной кухне в киноэкследициях. Сейчас Огурец – ветеран, он «на пенсии» в Театре Зверей, получает бесплатное питание и ветеринарную помощь. Помню его прощальное выступление в театре. Я его вывел на сцену. Посадили на пенек. Старенький артист! Сидит, ушки топориком, глухой, едва видящий – но работает! По одному ему понятным сигналам. Уникальная – по уму, преданности, душевному развитию – собака!..»

Этот интервью взяли у дрессировщика в Ялте, где Юрий Ананьев работал в киноэкспедиции. Во время беседы в ногах у него тихо, кротко, очевидно, понимая всю скромность своего положения (в сравнении с блистательным Огурцом), лежал белоснежный королевский пудель по кличке Степан. Его биография в кино только начиналась. Причем с главной роли – в фильме «Белый пудель», который снимади режиссеры Александр. Згуриди и Нико Кадиашвили.

Белый пудель

Приход белого пуделя в кино тоже не был безоблачным. Юрий Ананьев отыскал его в ветлечебнице, куда хозяева свели собаку, сославшись на аллергию ребенка (сколько же у Белого Бима на свете друзей по несчастью!). Поступок по меньшей мере странный. Разве нельзя было просто отдать собаку в хорошие руки?! Но о Степе позже. Вернемся к дрессировщику...

Встреча с кино не стала для него случайным эпизодом. Ананьев работал с чужим догом в фильме «Право первой подписи»: пес должен был впустить в квартиру одного из киногероев (по словам Юрий Степановича Ананьева, «иногда «дрессируешь» хозяина, а он – свою собаку»). Работал с медведем в картине «Мимино». По сценарию вертолетчик замечал с воздуха косолапого, тащившего украденный улей. К сожалению, при монтаже этот эпизод не вошел в картину. Вместе с Огурцом Ананьев участвовал в гайдаевской кинокомедии «Не может быть!» по новеллам Михаила Зощенко. Он поставил целую собачью «увертюру» в фильме «Это сладкое слово – «свобода» режиссера В. Жалакявичуса (помните, там над подкопом, ведущим к тюрьме «Сан-Стефано», собирается свора бродячих собак?). Позже Юрий Ананьев встретился с режиссером Николаем Губенко, начинавшим работу над «Подранками». В фильме есть эпизод, где ребятишки сидят на свалке, Алеша продает патефон, а вокруг снуют собаки. «Вы смотрели «Это сладкое слово – «свобода»?» – спросил у Юрия Степановича Губенко. «Да, в общем-то я там делал эпизод с собаками». – «Мне именно такое и нужно! Как? Как ты это сделал?»...

На съемках «Подранков» во время ночной грозы вдруг исчез Огурец. Сбежал. «Он города не знал, ничего вокруг – и только дождь, который смывает все следы, – вспоминал похже дрессировщик. – Три дня я не спал, не ел, бегал по Одессе, звал: «Огура! Огура!». Дали объявление по телевидению, послали ориентировку в ГАИ... Ничего, ни звука! У меня руки и ноги тряслись, слезы из глаз... Упустил я психологию собаки: где он мог быть? А нашли мы его неподалеку, рядом с пивной. Подъезжаем на игровом «виллисе», а там Огурец пасется. Вообще-то он не любил машин, а тут сам впрыгнул и сидит, тихий такой, задумчивый, само раскаяние!..»

Уже нет таких людей, как старый шарманщик. Правда, в 70-х годах XX века еще можно было их встретить. Некоторые были малограмотные, но сколько они знали шуток-прибауток, пословиц, поговорок, как интересно умели занять детей, как красиво вязали узоры без схем и журналов. Спасибо актерам Кольцову, сказочнице Зуевой, Георгию Милляру, Хвыле и многим другим за красивые, талантливые образы простых людей. Да, нашему поколению просто повезло смотреть в детстве такие замечательные фильмы.

Юрий Ананьев, Из интервью Юрия Ананьева

А теперь о главном герое киноленты – пуделе Степе. Он был живым олицетворением строки, с которой начинается прекрасный купринский рассказ: «Впереди обыкновенно бежал, свесив набок длинный розовый язык, белый пудель Арто, остриженный наподобие льва»...

Снова рассказывает Юрий Ананьев: «Стрижка эта несовременная, и Степану пришлось нарядиться в «костюм» начала XX века. Это добрая, умная, общительная собака. Бок о бок с ней мы провели семь дней в киноэкспедиции. Степа – одаренный актер, на съемках собран, смекалист, точно выполняет команды и всегда обаятелен! Его доброе настроение не может не передаваться окружающим». Степан, разумеется, вел себя как шелковый в опытных руках дрессировщика. Нашел с ним великолепный контакт и народный артист РСФСР Анатолий Ромашин, исполняющий в «Белом пуделе» главную роль – клоуна Лопатина. Еще до съемок Ромашин приходил в Театр зверей имени Дурова, подолгу общался с нашим «белым пуделем» и проявил, как утверждает Ананьев, основательные способности дрессировщика. В фильме вместе со Степаном они исполняют один из знаменитых номеров Владимира Дурова, который возобновил и специально режиссировал для этой кинокартины замечательный мастер циркового искусства Юрий Никулин. Роль у Степана – Арто в фильме была центральная, работа нелегкая. Она по-особому явственно раскрывается в черновом материале, на удивление сохранившемся на Ленфильме и выложенном неизвестным почитателем таланта Юрия Ананьева в Интернете. В этой фонограмме постоянно слышиться голос дрессировщика, руководящего игрой собаки.

Когда у Юрия Степановича Ананьева однажды спросили, какие мечты он связывает с работой в кино, дрессировщик ответил: «Быть может, это звучит чуточку странно, но в «Белом пуделе», где у собаки заглавная роль, я пытался через животное, через кино выразить себя. Мечтал, чтобы на экране появился эмоциональный образ животного, столь же прекрасный и ясный, как, скажем, в рассказах Сетона-Томпсона. Такой показ животных помогает снять жестокость с иной человеческой души. Я часто цитирую мудрый девиз, начертанный на занавесе нашего театра: «Забавляя, поучать».

Лилия ВИШНЕВСКАЯ

Прочитано 206 раз
Лилия Вишневская

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Украина
04080 Киев
ул. Тульчинская, 9-Б
Главный редактор : Сергей Чижиков

Статистика



Просмотреть полную статистику

Журналы

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER