Архив журналов






Не вернувшимся из боевых вылетов и выстоявшим в этой жестокой войне – посвящается...

Однажды на творческом вечере с легендарным летчиком познакомился молодой режиссер Леонид Быков. А спустя несколько лет он создал фильм, не только максимально приближенный к действительности, но даже актеров подбирал так, чтобы они были похожи на своих прототипов...

Нетленка о войне

Э

та черно-белая кинолента украинского режиссера Леонида Быкова по праву считается одним из лучших советских фильмов о Великой Отечественной войне. Леонид Федорович, сам мечтавший стать летчиком, долго вынашивал мысль создать картину о советской авиации. Ему хотелось рассказать, какими они были — наши летчики. «Почему героями мы выбрали именно летчиков? – вспоминал режиссер. – Трудно сказать. Может быть, потому что сам я учился в авиационном училище, мечтал о полетах и до сих пор восхищаюсь представителями этой героической профессии. Разговаривая с летчиками, участниками боев, мы поняли одну очень важную для нас вещь. В жестоком горниле войны, в беспощадном ее пламени старшие опытные товарищи стремились, где это было возможно, сберечь молодых и неопытных ребят.

ZOO•БИЗНЕС №5/2014

 

  • Нетленка о войне
  • Поющая эскадрилья
  • Ас с позывным «Маэстро»
  • 100 граммов за сбитый
  • Вечный дежурный по аэродрому
  • Будем жить, Макарыч!
  • «Ночные ведьмы»
  • «Прости, командир…»

В этом была высшая мудрость – забота о будущем, извечное право и долг сильных охранять, растить и воспитывать – себе смену. Так родилась тема «В бой идут одни «старики». И другая – не менее дорогая нам. Известная мудрость гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Мы же хотели доказать, что в годы испытаний побеждают те, кто остается людьми в самых жестоких условиях, кто берет с собой в бой все светлое, человечное, за что и ведет битву с врагом. А что может быть прекраснее музыки? Недаром герои «второй поющей эскадрильи» любят повторять: «Война преходяща, а музыка вечна!». Нам хотелось создать этот фильм в память о тех, кто не вернулся с войны, и в благодарность живым, выстоявшим эту жестокую битву. Поэтому с особой трепетностью и волнением показываем мы свою картину ветеранам войны. И лучшая награда для нас, когда они говорят: «Да, это было так...»

В соавторстве со сценаристами Евгением Оноприенко и Александром Сацким был написан сценарии, основанный на подлинных событиях времен Великой Отечественной воины. В частности, под личностью командира эскадрильи гвардии лейтенанта Титаренко (он же Маэстро) подразумевался дважды Герой Советского Союза, парень с Арбата Виталий Попков. А еще в сценарии были использованы мемуары из книги дважды Героя Советского Союза Сергея Даниловича Луганского «Небо остается чистым», вышедшие в 1970-м, за 3 года до съемок фильма, и которые Леонид Быков просто не мог пропустить. Так в киноленте появились и взлет командира без гимнастерки с намыленным подбородком, и Смуглянка (настоящая фамилия летчика была Морисаев), который все время напевал «Клен зеленый...», и собачка на аэродроме, и первый сбитый немец лейтенанта Александрова – Кузнечика... Фразы «В бой идут одни «старики» и «На взлете бить не будем», и любовь Ромео – Семена Харламова к Джульетте – Наде Поповой, и привычка механика крестить перед вылетом самолеты, и немецкие самолеты с намалеванными тузами... Все это и вправду было...

Но когда сценарий был написан и отправлен «наверх», оттуда пришел неожиданный ответ: материал негероический. Высокие цензоры возмущались тем, что советские летчики изображены во многих сценах как поющие клоуны, и никакой правды о войне тут нет. Одним словом, ставить такой фильм Быкову запретили. Но в своих выступлениях по стране Леонид Федорович читал отрывки из запрещенного сценария, люди были в восторге, редко кто покидал зал без слез. А ведь среди обычных зрителей были и те, которые не понаслышке знали о войне. А потом случилось невероятное. 14 ноября 1972 гола на киностудию Довженко прислал письмо начальник штаба в/ч 55127 полковник Лезжов. Он писал, что прочитанный им сценарий – это честный рассказ о войне и о людях, которые добыли в ней победу. Чиновники от Госкино дали добро на съемку фильма. Но это было только полдела – техническая часть тут же застопорилась. Большой и неожиданной проблемой для Быкова стало полное отсутствие в СССР самолетов времен Второй мировой войны. Не сохранилось ни одного истребителя Ла-5 ФН, на котором воевали летчики 5-го гвардейского авиаполка. Аналогичная ситуация была и с немецкими истребителями. Летающий По-2 обнаружить удалось лишь в Польше. И если бы не маршал авиации Александр Покрышкин, мы бы не увидели этот замечательный фильм. Понимая, что техники ему не видать, Быков напросился на прием к легендарному летчику, чтобы добиться выделения для съемок настоящих самолетов времен войны. Маршал поначалу отнесся к этой просьбе настороженно – слишком много в те годы выходило проходных фильмов о войне, чтобы с ходу поверить в затею Быкова снять «нетленку». Он попросил Леонида Федоровича оставить на несколько дней сценарий, чтобы поближе познакомиться с материалом. Но нескольких дней не понадобилось. Буквально за одну ночь Покрышкин прочел сценарий и распорядился выдать киношникам не один, не два, а целых пять самолетов: четыре истребителя Як-18 и чехословацкий спортивный «Zlin Z-326 Акробат», внешне похожий на Мессершмитт-109. Машины доставили на киевский аэродром «Чайка», где их перекрасили и придали им фронтовой вид...

Съемки фильма закончились в середине октября, после чего начался монтаж. Фильм без поправок приняли на студии, а 27 декабря состоялась сдача ленты в Госкино Украины. На нее были приглашены не только высокие чины украинского кинематографа, но и те, о ком, собственно, и рассказывал фильм – летчики-фронтовики. Одним из них был прославленный советский ас, трижды Герой Советского Союза Александр Покрышкин. Лента его потрясла. Когда в зале зажгли свет, от присутствующих не укрылось, что маршал украдкой вытирает слезы.

Картину посмотрел и прототип Маэстро – дважды Герой Советского Союза летчик-истребитель Виталий Попков. «Был по службе в Киеве, – вспоминал он, – позвонил Лене Быкову, поехали с ним в Министерство культуры Украины, прокрутили фильм. Министр упорствует: что это за фильм, говорит, люди не возвращаются с боевых заданий, гибнут, а живые песенки распевают. И резюмирует: такого на фронте не было и быть не могло. Спрашиваю министра: был ли он сам на фронте? Логика чиновника удивительна: не был, отвечает, но знаю. И тогда я рассказал министру, что летал на одном из двух самолетов, купленных на деньги джаза Утесова и подаренных нашему полку. И что Леонид Осипович со своими музыкантами приезжал к нам на аэродром, и мы вместе играли и вместе пели. Убедил. На него подействовали, наверное, не столько мои доводы, сколько генеральские эполеты и две геройских Звезды…»

Поющая эскадрилья

Знакомьтесь: эскадрилья «Веселые ребята» 5-го Гвардейского истребительного авиационного полка 11-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии, 2-й Гвардейского истребительного авиационного корпуса, 2-я Воздушной армии. Она же «поющая эскадрилья» в фильме «В бой идут одни старики»...

Вообще-то 5-й ИАП на фронте многие не любили. Говорили, что летчикам-гвардейцам этого полка слишком много позволено, что вольница среди командиров достигла запредельных масштабов, что эти «ковбои» слишком привлекают к себе внимание. В одном воздушном бою, в небе над Днепропетровском, эскадрилья Попкова сбила 10 самолетов, и тогда летчики на радостях в открытом эфире запели «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч…», за что получили взыскание от командования. Но с другим фактом никто не мог поспорить: гвардейцы сбивали столько вражеских самолетов, что на фронтах о них слагали легенды. 5-й истребительный авиаполк дошел до Берлина, сбил 744 вражеских самолета, в его составе было 27 Героев Советского Союза...

Эскадрилью называли «поющей», на ее музыкальные вечера приезжали танкисты, пехотинцы. Если у кого-то был день рождения, обязательно организовывали музыкальный вечер. А «Клен кудрявый...» действительно был их визитной карточкой – с этой песни всегда начинался концерт. Как вспоминал Виталий Иванович Попков: «Я очень любил музыку, особенно джаз, и, когда стал комэском, организовал настоящий джаз-оркестр, подбирая ребят, которые умели играть на музыкальных инструментах, за что и получил прозвище Маэстро. Под Москвой мои музыканты подарили мне трофейную трубу, которая, судя по всему, принадлежала видному солисту – на ней было выбито четыре медали. Я играл на этой трубе...»

Ребята играли джаз – довольно модное в те годы музыкальное направление. Но в репертуаре были и народные мелодии, и фронтовые песни. И, конечно же, пели «Одессит, Мишка». Только вместо «одессита моряка Мишки» был «москвич пилот Витька»: «Ты же москвич, Витька… Ты же пилот, Витька… пилот не плачет и не теряет бодрость духа никогда». Однажды, услышав рассказ о том, как в эскадрилье поют его «одессита Мишку», Утесов прислал летчикам 32 своих пластинки с дореволюционным репертуаром. С «Муркой» и другими песнями. Все были в восторге. Поначалу просто слушали, а потом стали разучивать. Причем каждый, кто оказывался в командировке в тылу, обязан был привезти новую песню из репертуара Утесова или Эдди Рознера.

Мало кто знает, что Леонид Осипович Утесов был шефом «поющей эскадрильи» и от имени Государственного джаза РСФСР подарил 5-му ИАПу два истребителя Ла-5 ФН – №12 и №14. На одном из них была сделана надпись «Веселые ребята», на другом летчики нарисовали голову льва. Но комэск Попков не летал постоянно на «фирменном» самолете с нотами – в полку считалось очень почетным совершить боевой вылет на такой машине.

Виталий Попков был лично знаком с известным певцом, которому при первом знакомстве его представили как Маэстро. Однажды, будучи в Москве, асс попал на концерт Утесова. Поскольку певец не имел званий, его объявили просто: «Маэстро Утесов». И тут Леонид Осипович сказал: «А в зале есть еще один маэстро!» Люди захлопали, мол, давай сюда своего маэстро. «Я сразу понял, о ком речь, и встал со своего места, – рассказывал Виталий Иванович. – Вышел на сцену, а Леонид Осипович протягивает мне трубу и говорит: «Ну что ж, коль ты здесь, давай дирижируй». Конечно, я смутился, но Утесов настаивал, и пришлось дирижировать. Отмахал я один куплет, а потом передал дирижерство Утесову. Когда уходил со сцены, зал взорвался овациями. Мне тогда было 22 года...». Пару раз летчики из «поющей» приглашали Леонида Осиповича на фронт, и он никогда не отказывал – со своим ансамблем давал джаз-концерты в подшефном полку...

Как вы помните, Маэстро, которого так сочно и правдоподобно сыграл Леонид Быков, носит фамилию Титаренко. В военно-воздушных силах Красной Армии действительно сражался майор Дмитрий Титаренко, награжденный тремя орденами Красного Знамени. Сам киевлянин, он был ведомым заместителя командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка асов, к тому времени дважды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба.

Ас с позывным «Маэстро»

Однажды на авиационном шоу в Бонне дважды Герой Советского Союза, советский ас Виталий Попков спросил немецкого коллегу Вилли Бартца, не воевал ли он под Харьковом и не знакомо ли ему такое место, как совхоз «Динамо»? «Что вам от меня нужно? Почему вы спрашиваете?» – занервничал Бартц и неожиданно покинул трибуну. Окружающие заинтересовались странной реакцией, а Попков ответил загадочно: «Я встретил «крестника», а он родства не признал». Таких «крестников» у комэска Попкова было 47 – по числу сбитых лично самолетов, еще 13 фашистских машин было уничтожено в группе. Всего за годы войны он совершил 475 боевых вылетов, провел 117 воздушных боев. Его позывной – «Маэстро» – наводил ужас на фашистских летчиков.

«Когда Леонид Быков по моей военной биографии написал сценарий фильма «В бой идут одни «старики», оказалось, что у него я и Кузнечик, и Маэстро...» Так что Кузнечик – это Попков в молодости, Маэстро – тоже он, но в должности командира эскадрильи.

Кузнечика Быков сделал лейтенантом, несмотря на то что Попков начинал войну сержантом. «Не мог быть геройский летчик сержантом!» – утверждал режиссер, а ведь Попков в этом звании знаменитого Графа посадил под Сталинградом26 Августа 1942 года Попков выиграл воздушный поединок у Германа Графа (9-й ас Люфтваффе, 212 побед). После этого Граф провел несколько лет в лагере военнопленных. Когда вернулся в Германию, стал убежденным антифашистом, даже баллотировался в Бундестаг от восточных областей ФРГ. «Мы с ним неоднократно встречались, – писал в своих мемуарах наш летчик. – Так вот, он согласился со мной, что «по-честному», в «рыцарских поединках», он не сбил бы и десятой доли того, что есть на его счету...» Кстати, Попков вызвал немецкого аса на бой, сбросив сапог с запиской на аэродром, где базировались «птенцы Геринга»...

А еще Виталий Иванович рассказал Леониду Быкову, как в 41-м предстал перед комдивом генерал-полковником Громовым. Молодых летчиков прибыло около сотни. Громов прошелся вдоль строя и спрашивает: «Ну, у кого есть боевые вылеты?». Все молчат. У Попкова был один боевой вылет – будучи инструктором Батайской школы, летал на прикрытие моста в Ростове-на-Дону – 1 час 34 минуты, но он храбро поднял руку. «Понятно, – сказал комдив, – в бой идут одни «старики». Киношники эту фразу мигом вставили в название фильма.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/animals-in-art/v-boj-idut-odni-stariki.html#sigProId054f02d0e2

100 граммов за сбитый

«Как-то в один из мартовских дней 1942 года почти весь полк улетел на задание, – вспоминал Попков. – На аэродроме остались только техники, молодые летчики и два самолета – командира полка и комиссара. Как вдруг вижу: заходят для атаки немецкие самолеты: 2 бомбардировщика Юнкерс-87 и 2 истребителя Мессершмитт-109. Ближе всех к самолетам оказался я. Мгновенно вскочил в один из них и без парашюта, без летного обмундирования взлетел и ринулся в атаку. С первого же захода «завалил» тихоходный бомбардировщик. Командир полка в это время брился – так, в одной майке, как в фильме, и взлетел. Но сбить немецкий самолет ему не удалось, потому что после моей атаки немцы ушли. Когда приземлился, летчики, чтобы подначить меня, выстроились в две шеренги – мол, приветствуют героя. Ну, я им подыграл: почти как Кузнечик в фильме, прошелся чинной походкой, поблагодарил за оказанное доверие. Но 100 грамм не требовал, это уже киношники придумали. И тут к комиссару, который стоял со всеми в строю, подбежал разгоряченный командир полка и принялся его хвалить. А тот на меня показал, дескать, вот кого следует благодарить – сержанта Попкова. Командир сначала растерялся, а потом, улыбаясь уголками губ, обратился ко мне: «Что ж ты остальных отпустил?». А я как чувствовал, что теперь моя судьба изменится, поэтому без страха выпалил коронную фразу: «Вы, товарищ командир, своим нижним бельем всех немцев распугали». Этот эпизод тоже вошел в фильм...

Войну дважды Герой Советского Союза Виталий Попков закончил в 23 года. Он обладал таким количеством наград, что при взвешивании стрелка весов показывала 8 кг 400 г! В последний раз Маэстро сел в кабину истребителя в 1997 году, когда ему уже исполнилось 75 лет. Тогда ветераны ездили в Америку, и заокеанские журналисты не могли отказать себе в удовольствии снять русского аса в кабине американского истребителя F-16. На вопрос, как ему американская машина, ответил – понравилась. Но наши, безусловно, лучше. А уж в самолетах генерал Попков толк знал!

Вечный дежурный по аэродрому

Кузнечик – образ собирательный. Частично, как мы уже говорили, он писался с Виталия Попкова, частично – с летчика-истребителя Ивана Мокрого из книги воспоминаний Сергея Луганского «Небо остается чистым». Но мне кажется, в очень многих полках в те годы летали ребята, похожие на лейтенанта Александрова из фильма «В бой идут одни старики».

Помните эпизод в фильме, когда Кузнечик в первом же полете отличился – посадил самолет на брюхо, за что и был назначен вечным дежурным по аэродрому. Вот как вспоминает об этом случае летчик-истребитель Сергей Луганский.

«Пришел к нам в полк молоденький летчик Иван Мокрый. Шея тоненькая, глаза ребячьи. Только что из летной школы. В первый же день на взлете самолет Иван Мокрого врезался в другой самолет – и оба вышли из строя. Дикий случай! Что было делать с Мокрым? Ругал я его на чем свет стоит. Он только сконфуженно заливался румянцем и беспомощно разводил руками.

– Кру-гом! К чертовой матери, в землянку! Вечером поговорим.

Каково же было мое удивление, когда я, оглянувшись через несколько шагов, увидел, что Иван, став на четвереньки, ловит пилоткой кузнечиков. Это после нагоняя-то!..
Вечером на общем собрании на Ивана наложили взыскание: от полетов отстранить, ста граммов не давать, назначить вечным дежурным по аэродрому. И неизвестно, что сталось бы с молодым летчиком, если бы не случай.

Как-то под самый вечер нежданно-негаданно на наш аэродром налетели четыре «мессера». Мы бросились по щелям. Положение безвыходное: любой самолет на взлете немцы собьют, как куропатку. Вот «мессеры» заходят на штурмовку. Пропали наши самолеты! И вдруг видим: Иван Мокрый, размахивая руками, бежит сломя голову к ближнему ЯКу. А немцы уже поливают аэродром из пулеметов. Иван проворно вскочил в кабину. Заработал мотор...

Неожиданно ЯК задрался вверх, навстречу пикирующему врагу, с дальней дистанции ударил из пулеметов – и «мессер», не выходя из пике врезался в землю. Вот это номер!.. Но не успели мы добраться до своих машин, как из невысокого облака прямо над полем аэродрома показался объятый пламенем самолет. Пылая, он падал отвесно на землю. Сильно бушевал огонь, густой шлейф дыма тянулся следом. Все невольно придержали шаг. Пропал наш Мокрый…

– Отлетался, – прошептал кто-то.

Самолет врезался в землю, раздался взрыв. На краю поля взметнулся столб земли и гари...

Подняться в воздух успели только один или два самолета. Остальные летчики как сидели, так и замерли в кабинах. Иван Мокрый возвращался из боя. Мы узнали его машину и уставились на нее во все глаза. А где же немцы? Оказалось, что оставшиеся два «мессершмитта» позорно бежали… Иван так мастерски посадил самолет, что позавидовали даже «старики».

Вечером мы чествовали новоиспеченного аса. Был приготовлен парадный обед. А через несколько дней за мужество и отвагу летчик получил орден Красного Знамени...»

Иван Мокрый воевал в составе 146-го Гвардейского истребительно-авиационного полка. Погиб в июле 1943 года под Курском, таранив самолет противника.

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/animals-in-art/v-boj-idut-odni-stariki.html#sigProIdbb10469e31

Будем жить, Макарыч!

После того как фильм был запущен в подготовительный период, Быкову пришлось столкнуться с недовольством высокого начальства, которое набросилось с критикой на актеров, задействованных в картине. Сколько же нервов стоило Леониду Федоровичу утверждение на роль техника Макарыча ленинградского актера Алексея Смирнова! Тот был известен широкому зрителю прежде всего как актер комедийного плана, а у Быкова ему предстояло стать фронтовиком. Узнав об этом, чиновники от кино резко воспротивились: «Не бывать этому! У него же тупое лицо!» Но когда Быков заявил, что откажется снимать фильм, если в нем не будет Смирнова, когда рассказал, что «актер с тупым лицом» – бывший фронтовик, вернувшийся с войны полным кавалером орденов Славы, вопросы отпали сами по себе. И отчество киношному технику Быков дал то же, что на самом деле носил Смирнов – Макарыч.

Алексей Смирнов командовал огневым взводом в 169-м минометном полку, прошел путь от рядового до лейтенанта. О том, как воевал старший сержант Алексей Смирнов, можно прочесть в его наградных листах: «9 апреля 1944 года в районе деревни Пилява после мощных артналетов два батальона противника при поддержке 13 танков перешли в атаку. Тов. Смирнов со взводом открыл мощный минометный огонь по немецкой пехоте. В этом бою огнем взвода было уничтожено: 4 станковых и 2 ручных пулемета, 110 фашистских солдат и офицеров. Контратака немцев была отбита. 20 июля 1944 года в районе высоты 283.0 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею. Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой с личным оружием. Батарея отбила нападение немцев. На поле боя осталось 17 гитлеровцев, Смирнов лично взял в плен 7 гитлеровцев». Один из орденов Славы Алексей Макарович получил за бой близ деревни Посташевице. «Товарищ Смирнов с тремя бойцами бросился на немцев и лично из автомата убил трех гитлеровцев и двух взял в плен. 22 января 1945 года, несмотря на интенсивный ружейно-пулеметный и артиллерийско-минометный обстрел, с расчетом переправил на себе миномет на левый берег реки Одер. Откуда огнем из миномета уничтожил 2 пулеметные точки в деревне Эйхенрид и до 20 гитлеровцев. 36-й артполк овладел деревней и плацдармом на левом берегу реки Одер...».

Во время одного из боев Алексей Смирнов был контужен, после долгого лечения в госпитале вернулся домой и решил продолжить профессию актера. В 1946 году он был принят в труппу Ленинградского театра музыкальной комедии. О своих фронтовых заслугах не любил распространяться: «Ну, служил, ну, есть какие-то награды – так ведь в войну все отличились. А я ничего особенного не сделал». «Какими-то» были 11 боевых наград, среди них – ордена Славы, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги»...

Однажды во время гастролей в 1954 году по Астраханской области в городе Капустин Яр актеры театра увидели отдыхающих военных. Смирнов строевым шагом направился к одному из них и отрапортовал: «Товарищ маршал, разрешите доложить: лейтенант Алексей Смирнов!» – «Смирнов?.. Слышал-слышал. А что сейчас делаете?» – «Я артист, работаю у вас во Дворце культуры». – «Хорошо, вечером обязательно приду на ваш концерт». В тот день Жуков действительно пришел на выступление. Так весь театр узнал о заслугах своего коллеги.

В октябре 1978 года у Смирнова случился сердечный приступ. Он пролежал в больнице больше полугода. За это время никто, кроме Леонида Быкова, его ни разу не навестил. Последний раз украинский режиссер приехал к нему 25 марта 1979 года. На прощание Быков похлопал по плечу своего друга и сказал любимую фразу: «Будем жить, Макарыч! Будем жить!». Спустя две недели Быкова не стало. Врачи не сообщили Смирнову о трагической гибели друга – боялись, что это известие сломает его. Накануне 9 мая Алексея Смирнова выписали. В этот же день он накрыл стол для врачей и поднял первый тост за своего друга Леонида Федоровича Быкова, который снял такой душевный фильм о войне. Но выпить рюмку за здоровье он не успел. Главврач обнял артиста и сказал: «Нет с нами больше Быкова...» Смирнов молча поставил рюмку, ушел в палату, лег на кровать и... умер.

Герой Алексея Смирнова – пожилой техник Макарыч, который обслуживал самолет Маэстро и так неласково встретил Кузнечика в начале фильма, был реальным персонажем. Дошел до Берлина, после войны жил в Орле и работал на железнодорожном вокзале обходчиком. Когда бывший командир Виталий Попков проезжал через эту станцию, техник неизменно приходил встречать его и приводил с собой толпу односельчан.

«Ночные ведьмы»

В годы Великой Отечественной войны был такой необыкновенный полк – 46-й гвардейский, Таманский Краснознаменный ордена Суворова 3-й степени ночных бомбардировщиков, летавший на самолетах У-2 (с 1944 года – По-2). В этом полку мужчин не было – в основном девчонки от 17 до 22 лет. Я не знаю, был ли во всей нашей авиации другой такой полк, который за три года боев сделал 24 тысячи боевых вылетов. Полк, в котором 25 летчикам и штурманам было присвоено звание Героя Советского Союза. Полк, для которого строили деревянные взлетные полосы. Полк, в котором одновременно с боевыми действиями непрерывно обучали и вводили в строй новых летчиков и штурманов, и в результате его состав удвоился, несмотря на потери.

Девушки совершали боевые вылеты только ночью. За раз они брали на борт около 300 кг бомб, иногда отказывались от парашютов в пользу пары лишних снарядов. Некоторые сгорали в своих самолетах, не имея возможности покинуть кабину... Каждая из летчиц за ночь совершала 8-9 боевых вылетов. Зимой, когда ночи были длиннее, их количество увеличивалось вдвое. После этого девчонок относили в казармы на руках.

Сначала немцы презрительно называли У-2 «русской фанерой», но очень скоро окрестили Nachthexen – «ночные ведьмы», потому что шум от пролетающих самолетов был похож на звук метлы – «как ведьмина метла в ночи». Кроме того, самолет двигался практически бесшумно – заснувший ночью немец утром мог уже не проснуться, а заметить У-2 на радаре было невозможно. А еще за сбитый У-2 асу Люфтваффе вручали Железный крест.
46-й  авиаполк прошел с боями от Донбасса, через Сальские степи и предгорья Кавказа при отступлении Южного фронта, через Кубань и Крым с наступающими фронтами, Белоруссию и Польшу, дошел до Восточной Пруссии и окончил войну севернее Берлина...

Помните двух девушек-летчиц, которые попадают в поющую эскадрилью, и у младшей – Маши Поповой, начинается роман с лейтенантом Сагдуллаевым – Ромео. В конце фильма Маэстро с Макарычем стоят у обелиска с их фотографиями... Режиссер немного отступил от действительности. В реальной жизни героиня Ольги Матешко была не летчицей, а оружейницей – она погибла в конце войны. А вот вторая девушка, которую играла Евгения Симонова – это Герой Советского Союза Надежда Попова, была зам. комэска легендарного полка «ночных ведьм», совершила 852 боевых вылета. Воевала на Украине, в Белоруссии, Польше, Германии...

С будущим мужем – военным летчиком Семеном Харламовым, познакомилась в июле 1942 года – женский полк базировался на аэродроме 5-го ИАПа. Время от времени встречались, оба стали Героями Советского Союза: в феврале 1945-го звания им присвоили одним указом. Днем своей свадьбы считали 10 мая – расписались один за другим на стене Рейхстага: «Семен Харламов, Саратов», «Надя Попова из Донбасса». Когда, уже после войны, ветераны собирались на День Победы или в День авиации, Надежда Васильевна всегда строго следила за мужем, чтобы знал меру. И тогда супруг в шутку грозил ей: «Надежда, успокойся, а то я тебя второй раз похороню». Те, кто смотрел фильм «В бой идут одни старики», понимали, о чем речь. Так что история любви Маши и Ромео из кинофильма Леонида Быкова, в отличие от экранных героев, имела счастливое продолжение...

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/animals-in-art/v-boj-idut-odni-stariki.html#sigProId0b9612fe75

«Прости, командир…»

Немного изменил Леонид Быков и судьбу летчика Владимира Барабанова, роль которого в фильме исполнил Владимир Талашко. Помните момент, когда старший лейтенант Скворцов вышел из боя, Маэстро решил прибегнуть к «воспитательным мерам»? Он соврал, что заклинило оружие... «Серега, атакуй!» Ведомый пришел на помощь командиру и сбил «мессер». Этот случай на самом деле произошел в эскадрилье Сергея Луганского: «В жизни, когда Володя, испугавшись, в первый раз вышел из боя, я ограничился только коротким разговором. Думал, пройдет, ведь на его счету уже было 9 сбитых самолетов. Но ребята из эскадрильи пригрозили: еще раз выйдешь из боя – сами расстреляем в воздухе. И вот снова вылет, и снова Володя вышел из боя, но, слава Богу, свои его не завалили. Он был очень расстроен, говорил, чтобы я отдал его под трибунал... Вечером мы пошли с Володькой на выпас, сели у костра, поговорили по душам. Я же знал, что он прекрасный парень, только сломался где-то, не выдержал напряжения. В следующий бой я взял его с собой ведомым. Стычка была жаркой, но Володя выдержал и сбил три немецких самолета...»

Владимир Барабанов погиб в небе Украины. Возвращаясь с задания, эскадрилья наткнулась на немецкую колонну и пошла на штурм. Три захода утюжили немцев как следует. И вот на последнем, четвертом, заходе попали под зенитный огонь. «Прости, командир!» – последние слова Володи Барабанова были обращены к комэску. Самолет упал рядом с селом Коропчино. Крестьяне похоронили летчика рядом с самолетом. Через несколько дней наши войска отбили село у немцев, и летчика перезахоронили на сельском кладбище...

«Рассчитаться за Володю нам удалось очень скоро, – писал Сергей Луганский. – К тому времени господство нашей авиации в воздухе было полным, и мы иногда позволяли себе такие жесты: заявлялись на вражеский аэродром вчетвером или впятером – Телегин, Меркушев, Дунаев, Шутт, Корниенко, все Герои Советского Союза, и сбрасывали вызов: «Выходи драться. На взлете бить не будем». Как правило, немцы предпочитали отсиживаться в укрытиях. Вражеская служба наблюдения еще заранее предупреждала своих летчиков: «Ахтунг, ахтунг! В воздухе...» и далее шло перечисление наших фамилий. Немцы давно приметили наши машины...»

Владимир Барабанов и в жизни пел просто замечательно. Когда летчики приехали в Москву и увидели на стене Большого театра объявление о наборе вокалистов, они в шутку предложили Балабанову попробовать свои силы. И он с легкостью прошел конкурс: сотрудники театра были очень огорчены, когда перспективный певец отправился обратно в полк...

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/animals-in-art/v-boj-idut-odni-stariki.html#sigProIdf6dcccda8e

Леонид Федорович Быков снялся в 22 фильмах. На его счету 5 режиссерских работ: «Как веревочка ни вьется», «Зайчик», Где вы, рыцари?», «В бой идут одни «старики», «Аты-баты, шли солдаты...». Не все гладко складывалось с властями, в коллективе были завистники, случались и доносы, не было благополучия в семье... И физическое, и моральное здоровье было подорвано. Он уже чувствовал, что что-то случится.  А 12 апреля 1979 года, возвращаясь на своей машине с дачи под Киевом, Леонид Быков попал в автокатастрофу. Талантливейший актер и режиссер трагически погиб на взлете карьеры в возрасте 50 лет. За три года до своей кончины он оставил письмо, в котором были такие строки: «Пусть кто-то один скажет слово «прощай», и всё. Не надо цирка, называемого «почестями». После этого «дерболызните» кто сколько может. А потом пусть 2-я эскадрилья врежет «Смуглянку» от начала и до конца». Как он и просил, на могиле Байкового кладбища в Киеве актеры, снимавшиеся в фильме, исполнили его последнюю просьбу – спели «Смуглянку». Плакали и пели…

Война, она и есть – война.
И по сей день былые ноют раны.
И все-таки – нааденьте ордена.
И с праздником Победы, ветераны!

Лилия ВИШНЕВСКАЯ.
В статье использована мемуарная военная литература

Прочитано 805 раз
Лилия Вишневская

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER