Архив журналов






Памяти «певца гнева народного»

Николай Алексеевич, как известно, был человеком страстным. Но ярче всего эта страстность проявилась не в писании гневных стихов, а в любви к охоте и особенно – к охотничьим собакам. В 13 лет он с отцом, заядлым охотником, уже гонял и травил зверя, а затем, счастливо уставший, засыпал прямо в полях в обнимку с очередным Хватаем или Заветкой. Разумеется, как только у него появилась возможность, он сразу же завел не одну, а несколько легавых собак – породу в то время достаточно новую и модную, и, главное, наиболее подходящую его своеобразной натуре красотой, тонкостью чутья и высоким интеллектом...

ZOO•БИЗНЕС №1-2/2015

 

  • «Раппо – обдуманный малый»
  • Догадливая Нелька
  • Верный Фингал
  • Вселюбезнейший Кадо
  • Последние друзья поэта

«Раппо – обдуманный малый»

В

приемную знаменитого журнала «Современник» к ничего не подозревавшему посетителю порой выбегало до десяти собак, практически не знавших тяжести хозяйской руки. Возглавлял эту компанию пойнтер Оскар, уже пожилой и проводивший большую часть времени на турецком диване хозяина. Выгуливал барских питомцев, или как тогда это называлось «вываживал», по унылым петербургским улицам единственный лакей Некрасова − Василий, который называл Оскара «капиталистом», поскольку был уверен, что хозяин непременно положит на имя собаки деньги в банк, «как каждый вечер утверждал барин».

В начале 50-х годов у Некрасова появился черный английский пойнтер Раппо, ширококостный, несколько коротконогий, который, если можно так выразиться, сел поэту на шею. Всю зиму пес едва перебирался со своей подушки в обеденный час в столовую и остальную часть дня маялся на голом полу, вздыхая, как объевшийся гусь, и всем своим видом говорил: «Посмотрите, как неловко и жестко! Я все бока отлежал, а идти к подушке нет никакого расчету: скоро будет ужин, да еще проспишь, пожалуй!» Словом, Раппо «был малый обдуманный». Недаром поэт сделал его героем своего романа «Тонкий человек», где дал точную и тонкую характеристику собачьей психологии: «Раппо, чистый английский пойнтер, уже не первой молодости, но хорошо сохранившийся, настоящий джентльмен как в домашней жизни, так и на охоте. Он ласков с хозяином, сухо-вежлив с его гостями, не кусает без побудительной причины и никогда ни у кого не лижет рук, чем снискал особенную любовь...

Случалось, будем беспристрастны, что он даже пропадал иногда (по сердечным делишкам), но всегда являлся домой сам, и прямо к обеду. Час обеда ему отлично известен; он, к сожалению, обжора, страсть, которая его погубит. Таков Раппо дома. На охоте являет он редкое сочетание сильного чутья и крепкой стойки с хорошими манерами. Что даже реже хорошего чутья: никогда ни в коем случае не горячится, ищет, как долг исполняет, предоставляя остальное судьбе. Не горюет и не радуется; не волнует вас ложными стоками, когда ничего нет, но и не падает духом, подобно тем бездарным собакам, которые, попрыгав полчаса по болоту, начинают поминутно останавливаться и, поставив передние ноги на высокую кочку, глядят на вас, как будто говоря: «Я ничего не мог найти, поищи теперь ты!»...

Собаки оставили след и в переписке Некрасова с Тургеневым. Так, осенью 1854 года поэт вполне серьезно пишет в Спасское: «Кланяйся Бубульке! Я уверен, что эта сметливая сучка теперь с гордостью думает: «Наконец он так привязался ко мне, что и на зиму остался со мной в деревне» или что-нибудь подобное...». Пойнтера Бубульку Тургеневу подарила Полина Виардо, и он надышаться не мог на эту собаку.

Догадливая Нелька

В конце июня 1857 года Некрасов привез из Англии очень дорогого щенка крупно-крапчатого пойнтера, названного им Нелькой. Дорога из Лондона в Россию через Кенигсберг и Ригу дорого обошлась поэту. Он писал: «Собака меня просто состарила: во-первых, кондукторы требовали за щенка дополнительную плату на каждой станции в пять целковых, деньги по тем временам весьма значительные, а то и просто вынуждали нанимать отдельный экипаж. А, во-вторых, щенок, выпрыгнув из таратайки, ободрал заднюю лапку и расшиб переднюю...». Всю дорогу Некрасов выносил ее на воздух на руках, а в Дерпте повел в «скотоврачебную клинику». Нелька держалась молодцом, что дало хозяину повод писать Тургеневу: «Славный характер! Нельзя ее не полюбить, жаль будет, если из нее ничего не выйдет... Собаку еще не пробовал на охоте, но, думаю, что она будет недурна. Она умная, догадливая и неупрямая».

Увы, несмотря на отличные данные и нежность к хозяину, Нелька выросла действительно чутьистой, но совершенно непослушной и невоспитанной. Пока же она подрастала и обещала много, Некрасов охотился с другими собаками, в том числе с пойнтером Фингалом.

Верный Фингал

Ну кто не помнит «умного Фингалушку» из хрестоматийного стихотворения «Крестьянские дети»?! Этому псу «обширная область собачьей науки» была знакома «в совершенстве». Впоследствии Некрасов не мог нахвалиться умом и характером Фингала. Сохранилось несколько фотографий этого пса, причем, выражения морды собаки и лица хозяина на них удивительно похожи. Но главное – поэт запечатлел своего любимца в поэзии!

Теперь нам пора возвратиться к началу.
Заметив, что стали ребята смелей,
«Эй, воры идут! – закричал я Фингалу. –
Украдут, украдут! Ну, прячь поскорей!»
Фингалушка скорчил серьезную мину,
Под сено пожитки мои закопал,
С особым стараньем припрятал дичину,
У ног моих лег – и сердито рычал...
Под крупным дождем ребятишки бежали
Босые к деревне своей...
Мы с верным Фингалом грозу переждали
И вышли искать дупелей.

Вселюбезнейший Кадо

Наконец Некрасов приобрел еще одного черного пойнтера, получившего имя Кадо. Поэт обожал своего несравненного пса, позволяя ему буквально все. На знаменитых обедах, устраиваемых для сотрудников «Отечественных записок» раз в месяц, Кадо разрешалось вскакивать на стол и прохаживаться по нему, выбирая с тарелок кусочек полакомей, а потом лакать воду из хрустальных кувшинов. Затем ему отдельно обязательно подавалась жареная куропатка, которую он преспокойно съедал на дорогом персидском ковре или трепал на шелковой диванной обивке. Аккуратист прозаик Иван Александрович Гончаров приходил в ужас и каждый раз старался заметить, где именно остаются эти сальные пятна, чтобы не сесть на них.

При всей невоспитанности, надо сказать, Кадо никогда не лаял на хозяйских гостей. За исключением цензоров и… Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Вечно угрюмый и частенько не в меру грубый, писатель пользовался искренней нелюбовью пойнтера, и когда приходил к Некрасову, во избежание «инцидента» пса запирали в другой комнате. Однажды у поэта проходило совещание редакции, на котором присутствовал и Щедрин. Кадо в спешке забыли запереть, и тот, пользуясь счастливым случаем, пробрался в прихожую и, разыскав там шинель сатирика, отгрыз у нее полполы! В итоге Некрасову пришлось покупать пострадавшему новую.

Но несмотря на всевозможные капризы и причуды, работал Кадо мастерски! Когда «барин» по болезни вынужден был уехать за границу, то долго сокрушался: «Жаль покидать во всем Петербурге только Кадошку. Что это за умничек!». Затем в каждом письме просил друзей сообщать ему о «житье-бытье вселюбезнейшего нашего Кадо». Он волновался, здоров ли пес, не «чинится ли ему каких притеснений», и напоминал, чтобы Кадо жил в отдельной комнате с лежанкой, ходил на охоту ежедневно, гулял много в саду, чтобы слуга Никанор никуда от собаки не отходил, и, главное, «чтобы собака не пропала, не запаршивела и была здорова».

…В июле 1870 года издатель Краевский получил из Англии двух собак. «Сука и кобель породы гордон-сеттеры. Красоты необычайной, это кингчарльзспаниели, только огромных размеров. Цена за обоих 400 рублей серебром да провоз и разные расходы до 50. Ежели хотите, то можете получить обеих, а мне оставьте щенков...». Некрасов действительно купил этих собак, назвав Шилой и Ранже, а одного щенка Шилы оставил себе. Гордоны работали отлично, но щенок, названный Мироном, превзошел все ожидания. Так, летом 1872 года управляющий охотой Некрасова г-н Вышемирский пишет восторженно: «Такого кобеля и на свете нет, чутье очень хорошее, поиск широкий, стойка мертвая, на первый призыв является с полподачи, по выстреле не бросается. Пять куропаток убил с одной стойки, и не сделал ни шагу с места, только повернет нос да скосит глаза. Редкость большая. Я бы с Мироном на крыльях, если б мог, прилетел бы к Вам, чтобы Вы на него посмотрели, что он делает!» Но поэт ровно выслушивал похвалы другим собакам – его симпатии принадлежали одному Кадо!

…В 1870 году последней музой поэта стала Фекла Анисимовна Викторова, нареченная Некрасовым на благородный лад Зинаидой Николаевной. 25-летняя женщина пристрастилась к охоте и стала настоящей амазонкой. Она сама седлала лошадь и ездила на охоту в рейт-фраке и брюках в обтяжку на манер наездницы, на голове — циммерман. Вид этого костюма на молодой осанистой даме, ружье в ее руке и любимый черный пойнтер Кадо у ног чистокровного жеребца приводили Некрасова в такой восторг, что он хватался за перо:

Когда Кадо бежит опушкой леса,
И глухаря нечаянно спугнет,
На всем скаку, остановив Черкеса,
Спущу курок – и птица упадет.

Охотничья песня Некрасова оборвалась, когда Зинаида Николаевна во время охоты на Чудовском болоте случайно застрелила любимого охотничьего пса. Поэт долго рыдал над бездыханным телом своего верного друга, поставил на могиле Кадо мраморную плиту с эпитафией и навсегда повесил ружье на гвоздь, отдав охоте 43 года своей жизни. Без охоты Николай Алексеевич Некрасов прожил совсем недолго – около двух лет...

Дорога моя забава,
Да зато и веселит;
Об моей охоте слава
По губернии гремит!
Я живу в отъезжем поле,
Днем травлю, а ночь кучу,
И во всей вселенной боле
Ничего знать не хочу.

Последние друзья поэта

В Карабиху – родовую усадьбу Некрасовых – Николай Алексеевич сбегал от шума столицы, редакторских забот, за охотничьей страстью. Хотя поэт и участвовал в псовых охотах, которые организовывал его отец, но предпочитал все же ружейную охоту. А вот Алексей Сергеевич – страстный псовый и ружейный охотник, до конца жизни самозабвенно отдавался этой молодецкой забаве. На закате своей творческой деятельности Некрасов напишет:

Но первые шаги не в нашей власти!
Отец мой был охотник и игрок…
Не зол, но крут, детей в суровой школе
Держал старик, растил, как дикарей.
Мы жили с ним в лесу, да чистом поле.
Травя волков, стреляя глухарей...

В последние годы поэт приезжал сюда, будучи тяжело больным. Ни о какой охоте, разумеется, уже не могло быть и речи – теперь ее заменяли прогулки по усадебному парку. Впереди неторопливо шел Некрасов: в стеганом халате, шлепанцах на босу ногу и вязаной фрезке, а за ним трусили его собаки – ирландский сеттер Правда и черный пойнтер Кадо-2, которого он вспоминает в своей поздней поэзии:

Нет, не поможет мне аптека,
Ни мудрость опытных врачей:
Зачем же мучать человека?
О небо! Смерть пошли скорей!
Друзья притворно безмятежны,
Угрюм мой верный черный пес…

Кому же было суждено поставить точку в истории некрасовских собак? Уже тяжело больной, поэт нередко спускался в типографию своего журнала, что находилась в подвале его дома на углу Литейного и Бассейной, и рядом с ним всегда шел пойнтер Кирюшка. Некрасов умер, пес остался никому не нужным и по старой памяти прибежал в типографию. Там его приютили, стали кормить, и скоро осиротевший Кирюшка так привязался к наборщикам, что ходил с ними по чайным и харчевням и вообще везде, да и умер в той же типографии рядом с печатным станком, продолжающим печатать издания главного дела поэта...

Смотреть встроенную онлайн галерею в:
http://zoobusiness.kiev.ua/animals-in-art/lyubimye-sobaki-n-a-nekrasova.html#sigProIdbbe10ae0a2

Однажды, находясь в состоянии мучительных раздумий о судьбах России, Некрасов в письме Николаю Добролюбову признался, что эти мрачные мысли нашли на него после того, как он отправил своего друга – пса Оскара, в Москву, а сам застрял в Петербурге. Да, собаки для поэта были самыми близкими друзьями и спасали от приступов хандры, которым он часто бывал подвержен. Поэтому весьма символично, что возле дома-музея в Чудовской Луке установлен бронзовый памятник Некрасову: уже пожилой поэт нежно держит голову легавого пса, и на лице его печаль и любовь...

Лилия ВИШНЕВСКАЯ

Прочитано 1062 раз
Лилия Вишневская

Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Оставить комментарий

 

Статистика



Просмотреть полную статистику

ЖУРНАЛЫ

 

Top
Если нашли ошибку, выделяете её мышкой и нажимаете сочетание CTRL+ENTER